Пускай вот прямо сейчас Бог докажет, что Он здесь!

В блоге я веду переписку с многими молодыми людьми. Темы поднимаются разные, часто к обсуждению вопроса подключаются другие, заинтересовавшиеся люди, тогда дискуссия получается более интересной и разноплановой.

Как-то потянулась ниточка разговора о высших силах, и один собеседник спросил, а какие у меня есть доказательства того, что Бог действительно существует. Я ему сказала, что это доказывать не нужно, а тем более, требовать от кого-то доказательств.

И вспомнила свои школьные годы. В нашем классе была дружная компания из восьми человек. Мы держались вместе, отмечали дни рождения, выезжали на природу, давали отпор «наезжающим» старшеклассникам, а по вечерам часто собирались у кого-то на квартире, и за чаем говорили обо всем на свете. Спорили с юношеским максимализмом, доказывали свою точку зрения. Чаще всего это происходило на кухне у Пашки. Они с мамой жили вдвоем, мама работала посуточно, и пару раз в неделю квартира была в нашем распоряжении.

Сразу хочу оговориться, условные «красные линии» мы не переходили, мама Пашки знала о наших посиделках, знала нас всех, и была рада, что их дом стал своеобразным «островом дискуссий».

В один из вечеров всплыла тема религии и атеизма. Мнения разделились на три категории. Трое из нас начали активно убеждать остальных, что Бог существует, четверо высказывали свою точку зрения уклончиво, а один, Виктор, ну просто из себя выходил, требуя вещественных проявлений присутствия Бога всегда, везде, и во всем, как пишется в Библии.

Через какое-то время все устали слушать ярого атеиста, и разговор начал уходить в другую сторону.

Но Виктор не сдавался. Он пытался все навязать свое видение вопроса, а когда я предложила вообще закрыть тему, заявил:

— Поддерживаю, только пускай вот прямо сейчас Бог докажет, что Он здесь, и все слышит!

После секундной тишины раздался звон стекла, и на голову атеиста упала висящая над ним икона Спасителя! Причем упала как-то странно, не съехала вдоль по стене, а, оторвавшись от креплений, перевернулась перпендикулярно, и уже в таком положении долетела до макушки желающего иметь доказательства.

Помню, одна из нас, Аня, тогда даже перекрестилась, и ни у кого это не вызвало смеха, наоборот, было впечатление, что это захотелось сделать всем.

Сидящий в осыпи стекла спорщик аккуратно снял с головы икону и, держа в руках, не знал, что с ней делать. Густая шевелюра спасла его от порезов, было только несколько небольших царапин, но тяжелая доска, на которой была написана икона, достаточно сильно оглушила Виктора.

Пашка негромко сказал:

— Она висела, сколько я себя помню, еще дед когда-то вешал…

В тишине он убрал разлетевшиеся стекла, Аня обработала царапины все еще сидевшего под впечатлением Виктора, и мы разошлись по домам.

После того случая я не помню, чтобы у нас возникали споры о существовании Бога.

А в большие религиозные праздники мы стали поздравлять друг друга не автоматически, как раньше, а как-то по-другому, искренне.

Вам также может понравиться

About the Author: Tanya