— Девочки, да вы ошибаетесь? С чего бы мою клушу по телевизору показывали?

01.05.2022 Выкл. Автор Tanya
— Девочки, да вы ошибаетесь? С чего бы мою клушу по телевизору показывали?

Галина Михайловна вела дочку в сад и возмущалась:

— Ну что за клуша! Белые колготы, и в лужу упала! И что ты будешь делать на утреннике? Все девочки красивые, а ты по уши в болоте. 

Настя не могла понять, чего это мама так нервничает. Ну оденет другое платье и серые колготки, в чем проблема-то? Главное, что стих выучила и песню знает наизусть. Ей очень хотелось, чтобы мама похвалила. Настя из колготок выпрыгивала во время выступления, чтобы та осталась довольна. Но не вышло…

— Настя, ну не могла нормально рассказать? Мы с тобой месяц этот стих учили, а ты пробубнила себе под нос и все. Вот Оленька, какая молодец! А ты! Настя, Настя!

Девочка плакала — ей так было обидно.

Шли годы. Настя уже училась в школе. И, вроде бы, у нее все складывалось отлично, но не настолько, чтобы мама была довольна. Она почему-то считала, что дочка способна на большее и продолжала ее отчитывать. Все свободное время было занято кружками и секциями — девочка даже с подругами никогда не играла. Самое интересное, что способностей у Насти не было, но мама насильно таскала ее по театральным клубам и мечтала о том, как она станет актрисой.

Настя ненавидела эти кружки. Когда повзрослела, начала прогуливать. А как-то вместо театрального забрела в клуб робототехники. Ей так там понравилось, что она захотела посещать и эти занятия.

— Мама, я хочу робототехникой заниматься! 

— Настя. Ты театральный не бросишь, да и лишних денег у меня нет.

Отец поддержал дочку и сказал, что надо заниматься тем, к чему лежит душа, а не тем, что нравится матери. Он за годы жизни с женой понял, что угодить и доказать что-то этой женщине невозможно. Он как был для нее неудачником, так и остался. Он согласился оплатить Насте занятия, только попросил договориться с преподавателями-театрами — чтобы те выдали хоть какую-то роль, а то мама расстроится.

***

— Ну Настя! Почему Оля поступила в театральный, а ты нет? Я зря тебе кружок оплачивала и модельное агентство? Кем ты вообще быть хочешь? — чуть не плакала мама.

— Человеком, мама! — огрызнулась дочка.

Настя вышла на улицу и увидела брата Ольги, которую мама всегда ставила в пример.

— Симакова! Привет! Мамка моя сказала, что ты в какой-то крутой вуз поступила.

— Ага…

— А еще слышал, что тебя в какой-то модный проект взяли и деньги платят…

— Ну и? А моя мама сказала, что твоя Ольга в театральный поступила…

— На платный, всунули они ее туда. Как же ты мне нравишься! Был бы я постарше! 

— Ну все, Олежка, прекрати.

— Поможешь мне с учебой? Там по физике какая-то непонятка.

— Конечно!

***

— Настя, ну быстрее! Сколько я тебя звать буду?

— Мам, ну я же не просто так за компьютером сижу, а работаю.

— Люди на работу ходят, а не сидят в пижаме перед монитором.

— Пока удаленная работа, ведь диплом надо получить.

— Ой, какой была клушей, такой и осталась. А Оленьку в сериал пригласили сниматься. А Маринка, дочка тети Оксаны, замуж вышла. Такой муж богатый!

— Мам, мне плевать. Не отвлекай меня, а то съеду от вас. 

— Дочка, смотри, а то в девках засидишься, потом замуж никто звать не будет. 

— Лучше мне действительно жить отдельно…

— В общагу пойдешь, что ли?

— Да хоть куда!

***

— Настюха, привет! — крикнул Олег.

— Привет!

— А кто тебя подвозил? 

— А тебе какая разница? Ревнуешь? 

— Парень твой, что ли? 

— Ну допустим…

— Какая у него тачка классная! Ты была в Америке на стажировке?

— Да, только приехала. 

— И квартиру купила?

— Так точно, следователь! Как Ольга? — рассмеялась Настя.

— Снялась в каком-то эпизоде, но больше никуда не зовут. Актриса непутевая из нее получилась, зря столько денег в нее вложили. Пойдет к мамке на базар торговать…

***

— Настя, ну когда ты в жизни устроишься? Твои подруги уже замуж вышли, детей родили, а ты…

— Да, клуша я, мама! 

— Что мне делать с тобой?

— Любить и принимать.

***

Мама Насти забежала в кафе — они всегда с подругами встречались по субботам. Обычно все шумели и что-то обсуждали, но тут все уставились на нее.

— Чего молчите?

— Как дочка твоя? — спросила мама Ольги.

— Клуша клушей. Все учится и работает. А вот твоя…

— Михайловна, ну как так можно? Наших детей нахваливаешь, а свою с землей ровняешь! Чем она так завинила перед тобой?

— Девочки, вы чего?

— Ты же, Галина, даже не знаешь ничего о своей дочери. Так увлечена другими детьми, что успехи своей не замечаешь.

— А какие у не могут быть успехи? Учится, живет в общаге и копейки зарабатывает, сидя за компьютером.

— Твою Настю вчера по телевизору показывали. Она нашу страну на каком-то важном симпозиуме представляла. Недавно квартиру себе купила, жених у нее есть. Не из простых, между прочим.

— Ты мою клушу ни с кем не перепутала? Девочки, просто похожая какая-то была. Мою Настю не могли по телевизору показывать.

— Нет, Галя. Дочка у тебя потрясающая! 

Галина ехала домой и думала о том, что она действительно никогда не замечала ничего хорошего. Вечно жаловалась на мужа и дочку. Считала их никудышными, а чужих боготворила. А они терпели и молчали. Значат, любят. Ей хотелось быстрее добраться домой и объясниться перед ними.