Я так и не смогла хоть сколько-нибудь компенсировать маме потерю моей сестры…

Ту аварию я помню до мельчайших подробностей, хотя мне тогда было всего пять лет. На нашу полосу на повороте вдруг вылетел красный автомобиль со встречной полосы и через мгновенье две машины столкнулись практически в лобовую…

Отец, сидевший за рулем и моя старшая сестра, она находилась за отцом, на заднем сидении, погибли, а мы с мамой, сдавленные сработавшими подушками безопасности, оглушенные и помятые, очнулись в больнице.

Когда маме сообщили о последствиях катастрофы, она никак не отреагировала, и это, как потом я случайно услышала от психиатра, было очень плохо. Мама замкнулась в себе и постоянно пребывала где-то там, за горизонтом, ожидая, что в палату вот-вот зайдут и папа, и ее старшая дочь. Но ни отец, ни Наташа не появлялись, а мама, на каждое открытие двери медсестрами реагировала одинаково – вскидывалась на подушке и с надеждой смотрела, – а вдруг!?…

Даже я, маленькая, поняла, что ни папы, ни сестры больше нет, по ночам тихо плакала, без сопротивления принимала уколы, капельницы, но так как мама не реагировала. Возможно это и было отправной точкой последующего отношения ко мне мамы. Ей показалось, что мне безразлично, есть рядом Наташа, или нет, и все скопившиеся у нее отрицательные эмоции мама стала вымещать на мне.

В детской комнате, где мы раньше жили с сестрой, мама устроила музей. Она расставила любимые игрушки Наташи, на полках в шкафу аккуратно сложила ее вещи и запретила мне хоть что-то изменять в этой обстановке. Не дай Бог, я случайно что-либо меняла, всегда ждал скандал, мама кричала, что я бессердечна, забыла сестру сразу, как только случилась авария, не хочу сохранить память о ней и т.д.

В такой обстановке я жила много лет. Помню, как мама, зайдя в комнату, скорбно садилась у окна и безотрывно смотрела на фотографию Наташи, стоящую на столе. В такие моменты лучше было ее не трогать и не обращаться с любыми вопросами, я это быстро поняла, и старалась держаться от мамы подальше.

Когда я уже заканчивала школу и понимала, что такое психология, я обратилась к нашему учителю за советом, попросила его подсказать, что можно сделать в такой ситуации и как исправить бесконечное мамино ожидание сестры и папы. Учитель меня огорчил. Когда он узнал, когда произошла авария, он только развел руками и сказал, что нужно было обращаться к специалистам по психотерапии много лет назад…

Мне жаль мою маму, но, с другой стороны, я не представляю, как мы с ней будем жить дальше. У меня впереди учеба в ВУЗе, я очень хочу создать семью, но психическое здоровье мамы ставит под большое сомнение все мои планы. Как ей помочь, я не знаю…

Оцените статью
Я так и не смогла хоть сколько-нибудь компенсировать маме потерю моей сестры…
На лавке сидела девушка, а возле нее в коляске плакал ребенок. Я тогда испугалась