Сын настолько во власти жены, что встретиться со мной может только в тайне от нее

27.09.2022 Выкл. Автор Tanya
Сын настолько во власти жены, что встретиться со мной может только в тайне от нее

Возможно я сама виновата, ведь это я растила и воспитывала сына. Мне об этом так и сказала моя хорошая подруга, мы с ней знакомы еще со школы, и она не стесняется прямолинейно сказать человеку в глаза то, о чем молчат другие.

Мишу я растила одна. Когда он родился, я напрочь забыла о мужчине, с которым жила, как сейчас говорят, биологическом отце ребенка.  Мы с ним вместе прожили четыре года, на моей территории. Папа у меня был успешный бизнесмен, и после выпускного в школе вручил мне ключи от собственной квартиры: «Скоро ты станешь студенткой, хочу, чтобы у тебя было больше свободы и самостоятельности». Одноклассники, узнав о таком «бонусе», с завистью комментировали папин подарок и хвалили его на все лады.

Одно время мы с ними регулярно собирались в моей квартире на молодежные вечеринки, а потом у меня появился Он, и вечеринки постепенно сошли на нет.

Мы любили друг друга, а может, это только казалось в эйфории новых чувств и отношений. Беременность не планировали, но когда я поняла, что будет ребенок, даже не думала, рожать или нет. Я унеслась на машине времени вперед на девять месяцев, и уже видела себя с малышом на руках, даже не зная, будет это мальчик, или девочка. О том, кто был рядом думала все меньше, и мой гражданский муж это почувствовал. Сначала он пытался опять занять свое место в моей жизни, но это было уже невозможно.

Мы разбежались еще до того, как я родила. Родители меня уговаривали не делать этого, чтобы у сына был отец, а я постоянно отвечала, что буду для ребенка и отцом и матерью. В конце концов папа махнул рукой: «Твоя жизнь!»

Папы не стало, когда Миша пошел во второй класс. До этого мы с ним ни в чем не нуждались. Дом был завален игрушками, в детских магазинах сын уже безразлично проходил мимо полок, с удивление глядя на капризничающих сверстников, выпрашивающих у родителей игрушку. Миша не был капризным ребенком, несмотря на все мои баловства, подруги даже удивлялись: «Смотри ты, катается, как сыр в масле, а ничего не требует от тебя! Как это ты так его воспитала?» Я с гордостью отвечала: «Просто очень люблю его, он для меня – единственный мужчина на Земле!»

Тогда я еще не думала о том, что этот мой единственный мужчина вырастет, и найдет себе другую женщину. Впереди была учеба, армия, и я была нацелена на эти важные вехи в его жизни. Сначала хотела уладить вопрос с освобождением от службы, но потом решила его наполовину. Заинтересовала военкома материально, и сын проходил «службу» при этом же военкомате, а я имела возможность каждый день его видеть и носить сумки с пирожками и вкусняшками.

Отслужив в комендантском взводе, сын поступил в институт, где и познакомился на третьем курсе с Оксаной. Когда я ее первый раз увидела, мое сердце ёкнуло. Очень уж у девушки был властный, требовательный взгляд. Да, она была очень красивой, но эти глаза внушали желание подчиниться и не перечить. Я не ошиблась. Сын, начав встречаться с Оксаной, полностью стал ее подчиненным. Не могу сказать, что девушка вила из него веревки, она просто благосклонно разрешала Мише находиться рядом, и любить себя. А сын все делал для того, чтобы задобрить «царицу», придумывал бесконечные сюрпризы для нее, тратил на Оксану все до копейки из имеющихся денег, и полностью находился во власти ее глаз.

Наши разговоры с ним превратились в его монологи о том, «какая она». Я с грустью понимала, что отошла на второй план, но общалась с Оксаной корректно и не выказывала своей ревности.

Дело шло к свадьбе, стал вопрос о том, как проводить это мероприятие. Будущая невестка озвучила свои желания, и я поняла, что большая часть наших с мамой сбережений придется потратить на два сумасшедших дня торжества. Кроме организации свадьбы я подарила сыну еще одну дорогую игрушку – переписала на него квартиру, перебравшись жить к маме. Наверное, не нужно было этого делать… Оксана, узнав, что официально она не имеет своей доли в подаренной квартире, закатила истерику, и сын тут же побежал к нотариусу, переоформив жилье на двоих буквально на следующий день.

А невестка затаила на меня обиду, и стало очень заметно, что я в бывшей своей квартире – персона нон грата. Уже через несколько месяцев сын залез в большой кредит, чтобы полностью поменять мебель, хотя наша с ним была сделана на заказ, со вкусом, и очень нравилась сыну своими нестандартными решениями мастера. Но самое неприятное произошло после рождения внучки.

Оксана уже безраздельно властвовала над мужем, он делал дома все, при этом работая и обеспечивая семью материально. Жена, наконец-то нашла предлог, чтобы вообще отказать нам с мамой в визитах. Сочинила сказку об аллергии у внучки, появившейся из-за наших двух кошек, мол, запах и шерсть, которую мы приносим на одежде, не дают ребенку покоя.

Слушая этот бред, я удивлялась, что сын действительно верил своей жене, и просьбу не приходить озвучил именно он. На мой вопрос, как же мы будем видеться, Миша опустил глаза: «Я буду к тебе иногда приходить…»

Он действительно приходит «иногда». Понимая, что это ненормально, отводит взгляд, мы с полчаса говорим ни о чем, а потом мой сын убегает, боясь получить выговор за несвоевременную явку «пред ясны очи».

Хочется что-то поменять в наших отношениях, я практически не вижу внучку, только на утренниках в детском саду и на выступлениях их танцевальной студии, как правило, под присмотром ее мамы, не позволяющей нам «телячьи нежности». А взгляд маленькой девочки постепенно становится похожим на мамин…