Свекровь посчитала странностью то, что меня не устроил ее затягивающийся на три месяца «новогодний» визит

За окном стоял декабрь, приближался Новый год, приближалась и моя очередная новогодняя встреча со свекровью. Мы женаты уже восемь лет, и каждый год, как «Отче наш», Лариса Федоровна прибывала к нам дней на пять-семь – встретить праздник, погостить и пообщаться.

Меня такая ее традиционность начала бесить уже после второго визита, но приходилось сдерживаться. Тем более, что на это настраивала меня и моя мама. Она, когда я прибегала жаловаться, всегда твердила:

– Ты замужем, свекровь – мать твоего мужа, так что, хочешь не хочешь, а придется это учитывать!

Я учитывала, вежливо улыбалась и кормила свекровь деликатесами, она же в гостях, нужно побаловать! А самой так хотелось оторваться где-нибудь на дискотеке, пробежаться по ночному городу, потусить вокруг центральной елки, и еще много чего, что можно организовать в Новый год. Но приходилось чинно и благородно сидеть у телевизора и пялиться на надоевшие физиономии артистов, поддакивая свекрови, что да, конечно они молодцы, для нас в праздник стараются, как будто не знает, что все передачи снимают задолго до встречи Нового года.

Свекровь, приезжая, с каждым годом усиливала прессинг. Это касалось всего, и меню, и распорядка дня (утром все должны ходить на цыпочках, пока она выспится), и наших планов (я же приехала, вы что, куда-то собираетесь?) Словом, все дни присутствия свекрови я была на взводе и не высказывалась только благодаря самоконтролю и маминым наставлениям: «Терпи, она скоро уедет».

 И вот – муж поехал встречать Ларису Федоровну. На календаре тридцать первое число, а на часах – пятнадцать тридцать. Через часок распахнулась дверь и в квартиру ввалилась свекровь. Ввалилась в буквальном смысле слова, вещей у нее было больше обычного, я тогда, по наивности подумала, наверное, подарки привезла. Не угадала, но об этом ниже.

Уже раздеваясь, свекровь повела носом:

– Ты что, рыбу жаришь?

– Да.

– Зачем?

Вопрос меня убил. На языке вертелось «мы сырую не едим», но я ответила по-другому:

– На стол.

– Так у меня же диета!

Я даже развеселилась:

– А мы при чем? Не ешьте!

Свекровь обиженно поджала губы:

– Это будет некорректно с твоей стороны – подавать на стол блюда, которые мне нельзя!

И опять у меня чуть не сорвалось: «Что ж нам их под столом есть?»

А свекровь наращивала обороты:

– А к чаю что будет?

– Торт.

– С кремом?

– Естественно!

Ее вопросы сыпались горохом и все больше раздражали.

– Я жирное не ем, ты же знаешь!

– Ну так не ешьте, кто вас заставляет?

– Ты опять?! Я же только что тебе с рыбой объяснила!

Я психанула и пошла к муж, он подключал там гирлянду и за музыкой не слышал нашей милой беседы.

– Дорогой, торт хочешь?

– Конечно, какой же Новый год без торта!

– А не получишь, твоя мама запретила мне его готовить, чтобы ей не хотелось!

Муж растерянно повернулся:

– Да?.. Ну, ладно, обойдусь и без торта…

Я собрала остатки терпения и побежала на кухню, чувствуя, что моя рыба начинает подгорать. Настроения готовить и работать Золушкой не было.

Новогоднее застолье прошло в длинных монологах Ларисы Федоровны. Еле дождавшись полночи, я начала демонстративно убирать со стола и сворачивать «праздник».

Следующий, и еще три дня особо не отличались один от другого. Я – у плиты, свекровь – у телевизора, муж – около нее, в готовности исполнить очередной каприз.

Когда он в очередной раз зашел на кухню и попросил меня сварить его маме чашечку кофе, я спросила:

– А я до отъезда мамы успею?

Муж понял мое настроение и попытался воспитывать:

– Что ты начинаешь, мама не так часто к нам приезжает, чтобы ты так себя вела!

Меня понесло:

– Да, она приезжает раз в году, но обязательно на праздники! Так когда она убывает, ты мне можешь сказать, или это военная тайна?

Неожиданно в дверном проеме показалась Лариса Федоровна:

– Катя, тебе придется потерпеть, хоть мое присутствие тебя и не очень устраивает, я это поняла еще с порога. Забыла вам сказать, после Рождества у меня в квартире бригада будет делать капитальный ремонт, так что, я поживу у вас до апреля.

Рот открылся даже у мужа, а меня одолел истерический смех. Немного успокоившись, я домыла посуду, вручила мужу турку и кофе и двинулась в нашу комнату.

Супруг растерянно пошел за мной:

– Ты куда?

– Тоже к маме, до апреля, вы уж тут общайтесь, варите кофе, пока ремонт сделают, а я маму проведаю, она соскучилась!

Уже уходя, я услышала вдогонку «комплимент» от свекрови:

– Странная она у тебя какая-то, я же не на всегда приехала!

Действительно, что это я за демарш устроила, всего-то три месяца!

Оцените статью
Свекровь посчитала странностью то, что меня не устроил ее затягивающийся на три месяца «новогодний» визит
Где моя дочь? Она же с вашей играла! Вы же смотрели за ней!