– Представляешь! Игорь Степанович говорит, что отказалась от ребенка сразу после родов

Аня родила раньше срока. Ее дочь весила меньше килограмма. Сосательного рефлекса у нее не было, поэтому ребенка поместили в специальный бокс для недоношенных и кормили через зонд.

Дочь была очень желанной и долгожданной. И хотя Аня планировала ее воспитывать одна, она с нетерпением ждала рождения своей девочки. Врачи не давали никаких утешительных прогнозов. Новоиспеченную маму даже не пускали в реанимацию. Она могла смотреть на свою кроху только через стеклянную дверь инкубатора.

Сил не было, но Аня держалась. Она должна была держаться, ведь ее дочь изо всех сил хваталась за жизнь. Она не имела права сдаться.

Однажды Аня пошла посещать дочь и за открытой дверью ординаторской случайно услышала разговор двух медсестер:

Даже приходит смотреть?

Представляешь! Игорь Степанович говорит, что отказалась от ребенка сразу после родов. Грудью ее не кормит, потому что говорит, что фигура испортится и грудь потеряют форму.

Это ужас! Как же материнский инстинкт?

Какой там инстинкт? Она сразу после родов начала маски на лицо накладывать, корсетом обязалась и ногти целыми днями в палате пилит.

А супруг что?

Не знаю. Его никто не видел.

Из разговора медсестер Аня поняла, что женщины говорили о ее соседке по палате. Она родила вчера вечером. Ее девочку также поместили в инкубатор недалеко от дочери Ани, но женщина ни разу не пришла взглянуть на дочь.

Аня стояла у двери, смотрела на свою девочку, а рядом плакала от голода дочь соседки.

Галина Степановна, – постучала Аня в кабинет педиатра, – можно я ту недоношенную девочку, которая вчера родилась покормлю? У меня молока много. Моя так много не ест. Я каждый день сцеживаю. Жаль, чтобы пропадало…

На следующее утро Ани позволили кормить девочку грудью. Ребенок изо всех сил присосалась к груди Ани и жадно пил молоко. Ее мать, Карина, тем временем выясняла отношения с мужем по телефону. Их разговор в коридоре слышал весь этаж:

Сергей, перестань меня убеждать. Я не буду это делать. Потому что не хочу. Ты знаешь сколько времени и усилий требуется, чтобы поставить недоношенного ребенка на ноги? Мне через несколько недель к тренировкам возвращаться, а ты хочешь сделать из меня отчаянную маму и сиделку для нашего ребенка. Она мне не нужна. Это ты хотел детей, а не я.

На следующее утро в роддом приехал Сергей. Вместе с акушером-гинекологом, который принимал роды у Карины, они пытались убедить женщину забрать дочь домой. Но она настояла на своем. Тогда Сергей спросил, можно ли ему посмотреть на дочь. Медсестра провела его к боксу. Мужчина стоял за стеклянной дверью и смотрел, как его дочь кормила грудью Аня. Когда женщина повернула голову, он смутился и ушел.

В тот день Карина написала отказ от дочери и радостная начала собирать вещи. Она готовилась к выписке. Аню также выписывали. И она тоже должна была выйти из родильного дома с пустыми руками. Ее дочь не пережила последней ночи. Ее маленькое сильное сердце не выдержало и остановилось ….

Аня понимала, что кормит дочь Карины в последний раз. Она успела привязаться к девочке за эти несколько дней. А теперь, когда ее дочери не стало, материнские чувства обострились еще больше. Аня уже не представляла жизни без этой крохи. Она не хотела ее отдавать.

Карина собрала все свои вещи и заглянула в окно. Во дворе роддома уже стоял автомобиль ее Сергея. Мужчина нервно ходил возле машины с большим букетом роз в руках.

“Пускай подождет”, – подумала Карина и взяла в руки телефон.

Вдруг из роддома вышла Аня с ребенком на руках. К ней подошел Сергей и обнял ее. Он вручил женщине цветы и они вместе пошли к машине. Карина была в шоке.

А как же я? Что теперь будет со мной? – тихо прошептала Карина. Ей уже не была так весело и смешно, как раньше.

А ты будешь молодая, красивая и одинокая. Будешь жить в свое удовольствие. Ты ведь об этом мечтала? – подытожила старая санитарка, которая как раз убирала палату.

Оцените статью
– Представляешь! Игорь Степанович говорит, что отказалась от ребенка сразу после родов
Сын простил предательницу