Попав в непростую ситуацию, понял, как трудно усидеть на двух стульях…

С Наташей я встречался больше года.

Все, казалось бы, шло хорошо, но вдруг моя девушка стала заметно избегать общения, придумывая разные причины, но плохо себя чувствует, то нужно к родителям съездить, то подруга прибыла, с которой давно не виделись, словом – масса зацепок, которые, при желании, совсем не трудно было и придумать. Окончательно отношения мы не разрывали, встречаясь, делали вид, что все хорошо, но это было достаточно наигранно. Мы учились в разных институтах, но студенческая среда очень тесная, и вскоре я узнал, что Наташа, кроме меня, встречается и с другим парнем, потому, пригласив ее в кафе, просто предложил разбежаться. Девушка согласно, и, по всей видимости, облегченно, кивнула:

– Давай!

Расстались мы без скандалов, даже чмокнули на прощание друг друга. Какое-то время я был без пары, а потом на наш факультет перевелась Светлана, и я сразу подумал, что с ней у нас что-то получится. Уже с первых попыток приударить за Светой, я понял, что тоже ей небезразличен, и все завертелось достаточно динамично. Уже через месяц я принимал Светлану у себя с ночевкой, иногда бывал и нее дома, наши родители воспринимали это нормально, а мы были рады, что не нужно прятаться по углам, чтобы пообщаться вдвоем, как большие мальчик и девочка. Мы все больше увлекались друг другом и впереди замаячила известная всем аббревиатура из четырех букв – ЗАГС.

И вот, в один прекрасный день, когда я собирался бежать на лекцию, раздался звонок. Звонила Наташа, она лежала на сохранении, на четвертом месяце беременности и просила помочь ей с лекарствами, так как, кроме меня, у нее в городе не было близких.

Конечно же я помчался в больницу, обеспечил ее всем необходимым и, естественно, спросил:

– А кто папа?

Наташа удивленно подняла на меня глаза:

– Ты что, не догадываешься? Кроме тебя некому.

Поинтересовался ее отношениями с Сергеем, тем парнем, с которым она встречалась параллельно со мной, но Наталья махнула рукой:

– Нет, с ним мы, разве что за ручку несколько раз прогулялись…

Новость, что девушка носит моего ребенка, конечно, потрясла, как и то, что в любом случае она собиралась рожать. На мой риторический вопрос «что делать?» Наталья пожала плечами:

– Решай, я тебя за рукав тянуть расписываться не буду…

В тот же день я рассказал о беременности Наташи Светлане. Она подошла к проблеме более практично:

– А ты уверен, что ребенок от тебя, прошло столько времени, и в то, что она с кем-то «только за ручку» ходила, мне верится с трудом! Нужно убедиться на сто процентов, для этого есть специальные экспертизы, сдай то, что нужно от тебя и пускай возьмут материал плода. Это стоит довольно дорого, но мне кажется, нужно расставить все точки над «і»!

Я ответил, что подумаю, и вот, раздумываю уже третий день. С одной стороны Света права, верить на слово в таких вещах не стоит, а с другой стороны, если эксперты подтвердят, что отец ребенка я, расписываться только из-за печатей и голограмм тоже как-то не по-людски, хотя ребенка, если он мой, в любом случае оставлять без внимания непорядочно. К тому же, Света мне очень нравится, и именно ее я хотел бы видеть своей женой, только не думаю, что она будет в восторге от того, что я стану помогать другой девушке и своему ребенку.

Такая вот запутанная ситуация получилась. А ведь нужно что-то решать, и, как можно скорее…

Оцените статью
Попав в непростую ситуацию, понял, как трудно усидеть на двух стульях…
– Да все его жалеют, а мужик должен работать