Племянники решили свои проблемы за счет моей сестры и умыли руки

30.12.2022 Выкл. Автор Tanya
Племянники решили свои проблемы за счет моей сестры и умыли руки

Понятно, когда просят помочь родные дети, отказать трудно. Только, зная своих племянников, я сестру просто умоляла не соглашаться на их авантюрное предложение о продаже трехкомнатной квартиры, в которой она жила после смерти родителей. Мне тогда, по завещанию, отошли дача и гараж, дачный дом – двухэтажный, в этих хоромах вполне можно жить за городом, тем более, что отец, мастер на все руки, обустроил дачную инфраструктуру на зависть всем соседям.

Дети сестры, отыграв одну за другой свадьбы, разбежались по съемным квартирам, стремясь, так сказать, к автономной жизни. Пожили-пожили, а «автономка» оказалась весьма накладным делом. Хозяева съемных квартир привязали договора аренды к валютному курсу, и, на абсолютно законных основаниях, когда зеленый полез вверх, ежемесячно поднимали цены.

Вкусив прелести независимости, ни дочь Ларисы, ни ее сын, уже не хотели возвращаться в отчий дом, хотя, как вариант, она им это предлагала, мол, поживут год-два-три, поднакопят на ипотечный взнос, и – вперед, с песней! То же советовала им и я, но детки решили пойти другим путем. Начали капать маме на мозги, что они тоже имеют право на квадратные метры, и очень желают реализовать это право путем продажи маминой квартиры и получения определенных сумм после этого.

В конце концов сошлись на том, что Лариса, кроме своей части денег, оставит необходимую сумму для ремонта и обустройства. Мои предупреждения, что дети, раз уж начали выкручивать руки, еще что-нибудь учудят, сестра пропустила мимо ушей, не желая подозревать их в каких-то аферах.

И вот квартира продана. Лариса переезжает в крохотную однокомнатную квартиру, без ремонта, почти без мебели, втиснув в нее только кое-что из своей кухни, старый диван и пару стульев. Первый раз, зайдя в эту, язык не поворачивается сказать, квартиру, я ужаснулась, и спросила, решила ли сестра вопрос с ремонтом, перепланировкой и мебелью. В этом ей активно обещали помочь дети. То, что я услышала, меня просто шокировало. Сестра, пряча глаза, ответила:

— Ты знаешь, нанимать бригаду стоит недешево, тогда им (детям) не так уж много и получилось бы, не хватит на взнос. Они мне пообещали сами сделать ремонт, а со временем и с мебелью помочь…

Что тут можно сказать? Я не стала напоминать о своих предупреждениях, посоветовала только не лишиться и этого убогого жилья. Предложила продать родительскую дачу, но сестра замахала руками:

— Что ты! Не вздумай! Лучше я летом, если ты не возражаешь, буду туда почаще приезжать, здесь действительно, так неуютно…

Я подождала месяц, второй, третий… Детки напрочь забыли маму, звонили раз в неделю и были «очень заняты» оформлением ипотеки. То, что мать живет в ужасных условиях, их совершенно не беспокоило.

Посмотрела я на этот цирк, поговорила с мужем, и выставила на продажу дачу. Жалко, конечно, терять такой загородный шедевр, тем более, что мы там выросли, но иначе сестра так и будет сидеть в голых бетонных стенах и с опаской заходить в ванную. Надеюсь, что денег от продажи хватит и на ремонт, и на дачку поскромнее. Как-то выкрутимся. А племянников после этого даже видеть не хочу. Как можно было так поступить с матерью?!