– Опять на аптеку все деньги уйдут, сколько тебя лечить можно? С работы буду поздно, аврал там, так что, ребенка не забудь забрать!

Хорошо помню тот понедельник, когда я проснулась от острой опоясывающей боли. Меня трясло от озноба. Простудилась я скорее всего на даче у свекрови, стояла уже поздняя осень, а ей нужно было срочно закончить все полевые работы, и мы с мужем трудились там два выходных. 

Буржуйки в домике у свекрови не было, мы отогревались горячим чаем, а потом опять шли работать. Боли в почках я почувствовала еще на даче, но надеялась, что все обойдется. Не обошлось.

Рядом завертелся муж, я тронула его за плечо:

– Саша, у меня температура, отведи Владика в сад, а я пойду в больницу…

Муж недовольно дернул плечом:

– Ну так по пути и заведи Владьку, трудно что ли? Отдашь нянечки и чеши в свою больницу!

– У меня денег нет, вчера коммуналку заплатила, дай мне немного, вдруг понадобятся на лекарства…

– Там все бесплатно, если не захотят лечить, пиши жалобу. Нет у меня денег!

Это стало уже традицией – я тратила все до копейки, а муж приберегал свою зарплату «на потом», чтобы выдавать, как с барского плеча копейки на самое необходимое, спрашивая отчет за каждую из них. Уже несколько лет я ему нужна была, как прислуга, не более того.

С трудом поднявшись, я одела хныкающего сына и потащила его в сад. Нянечка, увидев меня, подхватила Владика и спросила:

– Может, «Скорую»? Как же вы в таком состоянии шли, да еще с ребенком?..

Я отрицательно покачала головой и побрела в больницу. Уже в холле, у регистратуры, потеряла сознание очнулась в кабинете функциональной диагностики. Мне делали какой-то укол, а врач, озабоченно разглядывая снимок УЗИ, покачал головой:

– Вам нужен постельный режим, дней десять, как минимум. Уколы, капельницы, сможете организовать, или будем госпитализироваться?

От госпитализации я отказалась, еще немного отлежалась и пошла домой.

Муж как раз завтракал. Услышав, что я пришла, выдал:

– Ну вот, а то придуривалась с утра, а мне тут самому завтрак пришлось готовить! Сбегай, пока не разделась, за сметаной, нет у тебя в холодильнике ни черта!

Я отрицательно покачала головой:

– У меня температура тридцать девять и пять, почки воспалились, мне шаг ступить трудно.

Мои проблемы муж воспринял эмоционально:

– Опять на аптеку все деньги уйдут, сколько тебя лечить можно? С работы буду поздно, аврал там, так что, ребенка не забудь забрать!

Я легла на диван и постаралась задремать под пледом. Когда хлопнула дверь за мужем, поняла, что одна не справлюсь с этой ситуацией, набрала маму.

Мама приехала вместе с отцом. Мы коротко переговорили, потом отец набрал своего коллегу, тот подогнал к подъеду свой пикап, а мама тем временем собрала мои и детские вещи.

Вечером мне позвонил муж:

– Что за бардак дома, пришел, никого нет, шкафы раскрыты, ты где шляешься?

Телефон взял мой отец:

– Наташа не шляется, а выздоравливает. А к тому, что у тебя никого нет, привыкай, она подает на развод. И не тревожь ее больше, иначе будешь иметь дело со мной!

Выздоравливала я тяжело. Родители возились с Владиком, он спрашивал меня, где папа, и мне пришлось сказать, что мы ушли от папы, навсегда…

Оцените статью
– Опять на аптеку все деньги уйдут, сколько тебя лечить можно? С работы буду поздно, аврал там, так что, ребенка не забудь забрать!
Мне приходится жертвовать собой, разрываться между своей семьей и мамой, потому что она не может самостоятельно решить свои проблемы