Непростая история

Новость о том, что его Марина, школьница выпускного класса, собирается стать мамой просто ошеломила Александра Владимировича, ее отца. Причем других вариантов, кроме как рожать, дочка не рассматривала, убеждая, что ее Алексей очень порядочный парень, а после школы они поженятся. «Жених» был старше дочери на четыре года, только отслужил армию, и Александр Владимирович очень сомневался, что так оно и будет – свадьба, семья, и на всю оставшуюся жизнь. Слишком молодыми и зелеными были претенденты на семейное счастье…

Так оно и вышло. Сначала Алексей стал реже звонить и встречаться, а потом вообще исчез, не отвечая на звонки и не ничего о себе не сообщая. Видя, что Марина не находит места, Александр Владимирович решил сходить поговорить с будущим, как все же надеялся зятем, но его встретила мать Алексея и заявила, что ее сын никакого отношения к ребенку, которого носит Марина не имеет и вообще, уехал поступать в другой город.

Ситуация прояснилась. Узнав, что Алексей ее бросил, Марина разрыдалась, но отец попросил ее не расслабляться и надеяться только на себя и на него. К тому же, кроме Марины, старшей в семье, росли ее младшие брат и сестра, им было всего по девять лет, росли без мамы, потому что жена Александра Владимировича погибла в нелепой дорожной аварии.

Подсознательно одобряя решение дочери рожать, отец прекрасно понимал, что теперь у него на руках будет не три, а четыре ребенка и морально настраивался на все те трудности, которые их ждали впереди.

На работе он поделился семейными неурядицами с коллегой, и тот ему предложил альтернативный выход – чтобы Марина выносила ребенка и отдала его в какую-то бездетную семью, суррогатное материнство стоит немалых денег, и таким образом Марине можно было решить сразу две проблемы – не связывать руки ребенком и получить какой-то стартовый капитал для учебы или предпринимательства. Возможно, более практичный человек, чем Александр Владимирович, и прислушался бы к такому совету, но он, услышав о том, что его внука будут воспитывать чужие руки, сказал свое однозначное «нет»:

– Что ты такое мелешь? Как мы его отдадим? Он – наш, и точка!

Оцените статью