— Не нужно было отказываться от наследства, — жалуется женщина

— Они все это специально делали, мне зять уж очень меркантильный попался, он быстро понял, что свое жилье покупать совсем не обязательно, ведь проще было меня вынудить, разменять квартиру, — рассказывает Ирина Степановна, — не думала я, что со мной так подло поступят. Но после драки кулаками не машут!

Ирина Степановна называет зятем Матвея, супруга своей внучки.   

— Больше десяти лет моя дочка Катя болела, она умерла чуть больше трех лет тому назад. — рассказывает пенсионерка. — Веронике в то время только двадцать два исполнилось, она ВУЗ заканчивала. Я думала, что так для всех будет лучше.

Пока дочка была жива они все жили в трешке, принадлежащей в равных долях Ирине Степановне и Кате. Мать и дочь квартиру получили в наследство от отца Кати. После смерти дочери, нужно было решить вопрос о том, на кого переписать ее часть.  

— И я, и внучка были наследницами с равными правами, — делится Ирина Степановна, — я тогда решила, что если мне уже почти семьдесят, то пусть внучке доля матери полностью достанется. Вероника в то время также не думала ни о каких долях, ведь она была еще совсем молоденькой. Это после свадьбы ее зять со своей мамашей так настроили.

Когда после смерти матери прошло два года внучка привела в дом своего будущего супруга.

У зятя есть младшая сестра и для матери она в приоритете, а поэтому ему нужно было самому свой жилищный вопрос решать.

Когда Ирина Степановна знакомилась с будущей свахой, та так вкрадчиво поинтересовался, мол квартира написана на бабушку и на внучку в равных долях или нет. Ирина Степановна ответила, что да. Сватья тогда бабушке сказала, что мол конечно молодые с ней жить не будут им нужно о своем жилье думать, но может родственница пустит их к себе пожить хотя бы ненадолго?

— Я была не против, хотя зять мне не очень понравился, но ведь внучка мне была родная, да и ей по закону половина жилья принадлежала.

Когда молодые стали жить с бабушкой, они ее в буквальном смысле этого слова лишили всякого покоя: то гости к ним приходят сидят до ночи, то они музыку включают на всю. Вероника работает посменно и когда ее дома нет зять все время дома мальчишники устраивает.

— Бабуль, ты проблему сделала на ровном месте. Матвей здесь живет и имеет полное право сюда приводить своих друзей. Они твое не трогают, поэтому и нечего возмущаться.

— Да как же тут не возмущаться? — отвечает пенсионерка. — Чтобы в туалет попасть нужно в очереди отстоять, окурки по всей кухне валяются, смех полночи, а я потом после их попоек я весь день квартиру вымываю.  

— Ты иди отдыхай, а я сама уберусь. — ответила бабушке внучка.

Ирина Степановна неоднократно пробовала с Матвеем поговорить, а потом и со сватьей.  

— Нам же не по сто лет, чтобы мы в девять вечера спать ложились, — ответил зять.

— Они что вам нахамили? Украли что-то? Нет? Чего вы тогда так волнуетесь? У моей снохи такие же права на эту квартиру, как и у вас. — ответила сватья.

— Они же хотели свое жилье купить, так почему не покупают? — поддерживают Ирину Степановну ее подруги.

— Ты что нас отправляешь на съемную квартиру? — удивляется Варя. — Бабуль, мы ведь тебя не трогаем, коммуналку сами платим, даже питаемся отдельно, но мы же не можем жить в гробовой тишине и по воздуху летать.

А потом внучка и вовсе заявила бабуле:

— Нечего собачиться, а нужно разъезжаться. Я на квартиру не поду, здесь моя половина по закону. Предлагаю продать квартиру и поделить деньги и живи себе спокойно.

— Да там же денег на две нормальные квартиры не хватит, — растерялась женщина.

— У нас хватит, мы ипотеку возьмем, а ты себе в пригороде что-то купишь.

— На кладбище? — разозлилась одна из подруг Ирины Степановны, когда та ей передала слова внучки. — Ох, глупость, ты Ирка сделала, когда на внучку позволила половину квартиры переписать.

Бабушка попробовала поговорить с Варей, что не нужно делать таких поспешных решений, ведь они продадут ее жилье, а купят совместное, которое в случае чего будет делиться на нее и супруга в равных долях.

— А на днях сватья позвонила и матом меня обложила, — жалуется женщина.

— Пару месяцев тому назад они квартиру выставили на продажу, теперь я вот жду в какую конуру меня они засунут, — переживает Ирина Степановна. — Сейчас мы с внучкой совсем общаться перестали. Вот так и получилось, что на старости лет я осталась без самого близкого мне человека на этой земле…

Оцените статью
— Не нужно было отказываться от наследства, — жалуется женщина
“Лучше бы с папой жил!”