Морально я была давно готова покинуть этих «радушных» людей, поэтому долго размышлять не стала. Забрав сына и нехитрые свои пожитки, я переехала

С Владиславом мы поженились, когда мне было двадцать три. Я уже работала, на работе я и познакомилась со своим будущим мужем. Он занял вакансию менеджера и стал моим непосредственным начальником.

Постепенно наши отношения вышли за рамки официальных, мы особо и не скрывали того, что встречаемся, ни от коллег, ни от родителей. Мои жили в другом городе и особо не вникали, родители Владислава – рядом с нашей съемной квартирой.

Когда я забеременела, мы расписались. Из-за не очень устойчивой беременности мне пришлось уволиться с работы, на одну зарплату моего мужа мы съем уже не могли потянуть, и пришлось перебраться к его родителям. Их трешка вполне позволяла разместиться нам всем, но была классическая проблема во взаимоотношениях свекровь-невестка.

Мать Владислава изначально была настроена против меня. После нашего переезда она сделала паузу в своих претензиях до родов, все-таки вошла в мое интересное положение, но, как только на свет появился Денис, она тут же начала мозговой штурм, считая, что я испортила жизнь ее единственному сыну и что я для Владислава совсем не пара. Свекор во время ее «выступлений» отмалчивался, мои жалобы мужу тоже ничего не меняли, он просто отмахивался от меня, как от назойливой мухи и советовал подстраиваться под хозяйку дома, чем мне и пришлось заниматься без малого четыре года.

Работа отнимала у мужа достаточно много времени, и мне, в основном, приходилось общаться с его родителями и растить сына. Жила я у «мамы дорогой», как Золушка –  свекровь старалась перекинуть на меня максимум домашней работы. Нужно было и убрать, и приготовить, и при этом быть хорошей мамой, не дай Бог Денис плакал, свекровь тут же неслась в нашу комнату и открывала свой рот на ширину приклада, возмущаясь, что не могу справиться с сыном. После ее воплей Денис, как правило, плакал еще громче и успокаивался только когда «добрая» бабушка исчезала.

Муж после рождения сына «побыл» папой месяца четыре, потом ему надоели пеленки-памперсы, «прогулки» по ночам, а мне приходилось после бессонных укачиваний сына, о которых свекровь будто бы и не знала, с утра впрягаться во всю домашнюю работу, никакой поддержки ни от нее, ни от свекра не было.

Со временем Владислав стал приходить с работы все позже и позже, явно с остатками ароматов женских парфюмов на одежде и в эдаком приподнятом настроении, как будто не после напряженного трудового дня, а после расслабляющего отдыха. Я закрывала на это глаза и не знала, что мне делать в такой ситуации? Сидела, как говорила свекровь, на шее у мужа, занимала чужую, по ее же словам, жилплощадь, вот и приходилось покорно склонять голову…

Но однажды мой драгоценный, тогда еще муж, пришел и заявил, что я ему просто надоела посоветовав побыстрее определиться и исчезнуть из его жизни. О ребенке он вообще, как будто забыл. Свекровь, услышав такой посыл своего великовозрастного сыночка, только обрадовалась: «Ну наконец-то, открыл глаза!»

Морально я была давно готова покинуть этих «радушных» людей, поэтому долго размышлять не стала. Забрав сына и нехитрые свои пожитки, я переехала сначала к подруге, а потом мне подвернулся очень удачный вариант съема жилья – одинокой старушке нужна была помощница, и она была готова принять меня к себе, оплачивать нужно было только коммуналку. Так я познакомилась с Галиной Сергеевной.

Это знакомство решило все мои проблемы. Сынок пошел в садик, я – на работу, конечно же, в другую фирму, и жизнь стала налаживаться. Меня никто не понукал, с Галиной Сергеевной мы жили душа в душу, она мне часто помогала с Денисом, став ему настоящей бабушкой.

На бракоразводном процессе мне еще раз пришлось столкнуться, кроме мужа, еще и со свекровью, возмущавшейся «огромной» суммой алиментов, назначенных судьей. Сумму она просчитала в уме, услышав о законных двадцати пяти процентах в решении суда. Видя ее возмущенную физиономию я даже улыбнулась, и спросила, может, мне часть денег возвращать? Остановила дискуссию судья, закончив заседание.

А недавно, спустя два года после того как мы с Денисом ушли, позвонила свекровь и поинтересовалась, готовы ли мы к школе? Мне, в свою очередь, стало интересно, а какое ей, собственно, до этого дело? Свекровь обиделась и сказала, что она все же не чужая Денису, наверное, проснулась в ней бабушка. Только, думаю, обойдемся как-нибудь и без этой «родовой» ветви, у нас с Денисом есть гораздо более близкий нам человек – Галина Сергеевна. А свекровь пускай наслаждается общением со своим любимым сыном.

Оцените статью
Морально я была давно готова покинуть этих «радушных» людей, поэтому долго размышлять не стала. Забрав сына и нехитрые свои пожитки, я переехала
Мне нужны внуки. Сделай моей дочери ребенка