Мой старший сын – неродной, но я все равно считаю себя его мамой

Мы живем в поселке городского типа, населения немного, все друг друга знают. Как и во всех подобных поселках, работы практически нет, народ выживает за счет торговли тем, кто что вырастил, поймал или добыл на охоте.

Наша семья не исключение. Огород в полгектара и двадцать соток сада, при умелом обращении легко могут и прокормить, и дать заработать. Плюс рыбалка мужа, домашняя скотина, птица – жить можно, но к такому ритму жизни нужно привыкнуть и принять его.

Поэтому мы с раннего детства приучали своих детей к труду, у каждого были свои обязанности, тому – курей накормить, тому – грядки прополоть и т.д.

Неподалеку от нас жила Наталья. Ее плодовитости удивлялся весь поселок, она рожала каждый год, а то и с меньшим периодом. Семеро по лавкам – это облегченная версия поговорки об их семье. Насколько я помню, детей у них было больше десяти. При этом, ни Наталья, ни ее муж не стремились обеспечивать детей хотя бы продуктами, такие же площади земли, как и у нас были в запущенном состоянии, иногда кто-то брал их сотки в аренду, но быстро отказывался, так как «хозяева» хотели получать чрезмерную компенсацию за свою землю.

Занимались Наталья и ее муж, Николай, в основном попрошайничеством, из сострадания к их детям соседи не отказывали, кто – в ведре картошки, кто – в яйцах, кто мяска подкидывал, кто фрукту-ягоду. Никто не удивлялся, когда дети Натальи приходили в «гости» и предлагали принести воды, что-то сделать по двору, в расчете на то, что их покормят. Не удивлялась и я.

Чаще всего к нам прибегал Саша, он старательно выполнял порученную ему работу, и, конечно, не уходил он нас голодным.

Отец этого обширного семейства как-то не рассчитал силы в употреблении самогона и оставил жену с детьми. Наталья вообще перестала интересоваться ними, председатель сельского совета вызвал службу опеки, и детей развезли по интернатам.

Увезли и Сашу. Мы привязались к этому мальчику, когда он уехал, я выяснила, где находится интернат и стала навещать его пару раз в месяц. Потом, переговорив с мужем, решили оформить над Сашей опеку и забрать в свою семью.

Он знал нас, мы знали его, с нашими детьми Саша тоже хорошо ладил, поэтому пополнение в семье прошло без каких-либо острых углов. Саша стал настоящим нашим помощником, во всем. Он был старше всех, но никогда не акцентировал на этом внимание и не старался выделиться, но всегда поддерживал и помогал остальным детям.

Каких-либо запоминающихся историй я даже и не вспомню, все дети выросли, окончили школу, потом, кто – техникум, кто – институт, обзавелись своими семьями, разъехались по стране. Уехал после окончания техникума и Саша.

Сейчас ему уже за пятьдесят, у него замечательная семья, двое деток, мы их считаем своими внуками, как и Сашу – сыном. От Саши всегда исходит какое-то особенное душевное тепло и благодарность за нашу заботу о нем, и я очень рада, что когда-то давно забрала его из интерната.

Оцените статью
Мой старший сын – неродной, но я все равно считаю себя его мамой
Дедушка: “Это только в сериалах твоих так бывает! Не получишь ты моей квартиры!”