Мое сообщение о том, что тоже собираюсь стать мамой, выбило ее из колеи, и я услышала это страшное слово – «аборт»

Известие о том, что я беременна, мама восприняла очень бурно. Ее понять, конечно, можно. Через два месяца мне сдавать выпускные экзамены в школе, и мамашка, которая еще даже не имеет аттестата о среднем образовании не вписывалась в стереотип молодых мамочек, которые могут дать своему ребенку все необходимое.

Мама выплескивала свои эмоции так бурно еще и по той причине, что сама в свое время обожглась ранней любовью, правда, когда уже была студенткой третьего курса. Ее избранник бросил ее, как только что мама беременна. Мной. А мама, несмотря ни на что, не слушала ничьих советов о том, что такая беременность никому не нужна, что ребенок будет обузой и т.д. Рассчитывать на того, кто был вторым участником моего зачатия не приходилось, он даже перевелся в другой институт, подальше от той, которая ему поверила…

Мама все-таки подарила мне жизнь, перевелась на заочное отделение. Известный фильм «Москва слезам не верит» – ее любимая лента. Директором производства мама, как главная героиня фильма, не стала, но смогла утвердиться, как специалист и содержать нас двоих.

Потом у мамы была еще одна неудачная любовь, но мужчина опять оказался ненадежным. Но у меня появилась сестра. Я с удовольствием помогала маме с Настей, хотя самой только исполнилось восемь лет. Маме с нами было трудно, вечная нехватка денег, времени и нервов изматывали ее, но она старалась быть для нас настоящей мамой – заботливой, любящей и внимательной.

Мое сообщение о том, что тоже собираюсь стать мамой, выбило ее из колеи, и я услышала это страшное слово – «аборт». Оно сорвалось у мамы, когда увещевала меня не портить жизнь, не связывать руки и думать о будущем.

Я сидела и ревела, начались первые признаки токсикоза, а тут еще самый близкий мне человек советовал избавиться от ребенка. Поддержала меня в тот вечер только сестра. Когда мама выдохлась в своих нотациях и, махнув рукой, пошла в свою комнату, Настя подсела ко мне, как ласковая кошечка, обняла за талию и сказала:

– Ты не переживай, Катя, я тебе буду помогать, нянчить сестричку, как ты меня когда-то…

У меня начался новый «прилив» слез, но на этот раз уже по другой причине. Я тоже обняла Настю, еще даже не понимающую родственную иерархию. Она думала, что родится сестричка, не подозревая, что станет тетей. Когда, успокоившись, я стала ей это объяснять, мой психотерапевт заулыбалась:

– Это что, что я буду тетя Настя? Вот здорово!

«Титул» тетки рассмешил сестру, и она заразительно засмеялась. Слыша ее искренний смех, невозможно было не улыбнуться тоже. Мама, заглянув к нам на кухню, только покачала головой.

А уже наутро мы с мамой помирились. За завтраком она сидела с чашкой чая притихшая, а потом сказала:

– Прости меня дочка, конечно, не будем делать аборт… Двоих вас вырастила, справимся и с третьим!

Оцените статью
Мое сообщение о том, что тоже собираюсь стать мамой, выбило ее из колеи, и я услышала это страшное слово – «аборт»
Родственники, которые всегда жаждут быть на первом месте