Мать и сестра видели во мне только источник дохода, совершенно не интересуясь всем остальным

Наша семья состояла из трех человек. Отца я не знаю вообще, а остальные двое – мама и моя старшая сестра. Несмотря на то, что я младше ее по возрасту на пять лет, у меня всегда был такое впечатление, что младше она, а не я.

Мама баловала Наталью всякими вкусняшками, которых мне зачастую не доставалось, одевала ее очень даже прилично («Наташа же девочка!»), а я ходил в обносках по нескольку лет, помню, мама даже откатывала мне подворот брюк, чтобы можно было их носить еще какое-то время. О каких-либо развлечениях и поощрениях я вообще не помню, но зато помню вечные мамины причитания о том, когда же я уже стану самостоятельным и слезу с ее шеи.

Понимая, что никакой поддержки в моей дальнейшей учебе не предвидится, я начал понемногу подрабатывать, то на разгрузке в овощном магазине, то курьером в пиццерии. Мама, когда узнала, что у меня появились деньги, сразу обложила меня «оброком», мол, должен помогать, и ей, и сестре, хотя Наталья и сама могла бы заниматься тем же разносом пиццы, но никогда не стремилась пошевелиться для себя любимой, ожидая обеспечения от матери, а потом и от меня.

Но, наконец-то получив аттестат, я перебрался в соседний город, хотя и в нашем был такой же политех, как там. Моей целью было не только образование, но и «побег» из дома в общежитие, где я, наконец-то, вздохнул свободно. Не оставил я и подработок, устроился грузчиком на железнодорожном вокзале. Разгрузка вагонов приносила неплохой доход, я хорошо оделся, позволял себе «излишества» в виде кафе, получая еще и стипендию, в принципе, закрывал все свои материальные потребности.

Ни мама, ни сестра совершенно не беспокоились, как я живу в чужом городе, как учусь, но, когда я приехал к ним после первого курса, сразу сообразили, что у меня есть свободные деньги, и с тех пор начали требовать «мзду». Я их особо не баловал, сестре прямым текстом советовал самой поднимать пятую точку и стремиться что-то заработать, но это был глас вопиющего в пустыне, Наталья привыкла к потребительству, и отвыкать не собиралась.

Получив диплом, я устроился на работу. Мне повезло – дали служебную квартиру, пускай и однокомнатную, но отдельную, со всеми удобствами. Родственники долго подозревали меня в том, что квартиру я купил, как будто не понимали, что сумму, необходимую для покупки недвижимости студенту скопить не под силу. Зато активно стали требовать переводов, по поводу и без.

Через пару лет умер мамин отец, мой дедушка. Хоть мы с ним и нечасто общались, но были близки друг с другом, он понимал меня, я – его, те встречи, когда мы сидели по вечерам и рассуждали обо всем, а дед рассказывал мне о своей непростой военной биографии, я помню до сих пор.

Перед смертью дедушка написал завещание, по которому его дом и участок переходили мне по наследству. Когда об этом проведали мать и сестра, то их возмущениям «несправедливостью» не было предела. К тому времени сестрица успела выскочить замуж, родить и развестись, я даже не успел познакомиться с ее мужем. Наталья начала шантажировать меня своим ребенком, мол, негде жить, продавай наследство и отдавай деньги на квартиру одинокой мамашке.

У меня на дедушкино наследство были совершенно другие планы, и о них я сразу сказал матери и сестре, вызвав очередную бурю возмущений. Пришлось «обрадовать» их, что выполню их требования наполовину. Сестра насторожилась, чувствуя подвох, и уточнила:

– Это как, наполовину? Отдашь половину денег за дом?

Но она не угадала, хотя и могла. Я ей ответил, что дом, как они хотят, продам, только вот деньги потрачу на расширение своего жилья, потому как женат, и моя супруга ждет ребенка. Почему-то родственники эта сторона вопроса совершенно не интересовала. Они после моих слов хлопнули дверью, и мы не общаемся до сих пор.

А дом я, как и планировал, продал, мы с женой приобрели двушку, и сейчас преспокойно растим в ней нашего первенца. С тестем и тещей у меня замечательные  отношения, они нам помогают, и с малышом, и вообще, а вот родная мама до сих пор даже не познакомилась с внуком, к нему у нее такое же отношение, как было когда-то ко мне…

Оцените статью
Мать и сестра видели во мне только источник дохода, совершенно не интересуясь всем остальным
Мой муж перестал общаться со своей мамой и сыном по моей вине