– Мама от меня отказывается и завтра поведет в детдом!

Когда родился наш второй сынок, Димка, мы жили, хоть и в просторной, но в однокомнатной квартире. Стало понятно, что дальше на наших двадцати квадратных метрах жить будет, мягко говоря, тесновато. А тут еще муж пошел на взлет по карьерной лестнице, прямо тебе карты в руки!

Оформили кредит, и уже через два месяца перебрались в просторную трешку. Наслаждались, заселившись в новую квартиру всем – простором, парком через дорогу, близостью магазинов, транспорта, словом – не жилье, а находка. Кроме этого повезло с соседями, тоже молодая семья, мы быстро нашил общий язык, и вскоре завязались дружеские отношения. Двери наших квартир, расположенных рядом, практически не закрывались, общий тамбур позволял это. Наш старший, а потом, когда подрос, и младший, и соседская девочка, Наташа, постоянно «мигрировали» из квартиры в квартиру и иногда мы даже не знали, где наши дети, дома, или у соседей. Вместе отмечали праздники, помогали друг другу чем могли и радовались жизни.

Этот постоянный праздник общения закончился, когда мужу соседки, Владиславу, поставили диагноз, с которым ему прогнозировали еще максимум полгода… Светлана, его жена, сразу сникла, как мы ни пытались ее поддержать и взбодрить, рассказывая о чудесных исцелениях и ошибках медиков, она только безразлично махала рукой:

– Спасибо, но я прекрасно понимаю, что через полгода останусь с Наташкой вдвоем…

Так оно и произошло. Похоронив мужа, Светлана первое время просто ни с кем не общалась, Наташа больше бывала у нас, чем дома, как-то она мне призналась, что боится оставаться с мамой, потому что мама совершенно не интересовалась ею, впрочем, как и собой. Я ходила к соседке, почти насильно заталкивала в нее еду, заставляя поддерживать силы, твердила, что она должна жить ради дочери, но все не могла достучаться до ее затуманенного горем сознания.

Спустя месяц Светлана начала «промывать» сознание алкоголем. Сначала, когда она немного взбодрилась, я даже обрадовалась, хоть так, но все же выбралась из депрессии, но радовалась я рано, Светлана покатилась полным ходом по наклонной, и вскоре уже не могла без очередной порции спиртного.

Квартиру она запустила, с работы ее уволили, на очередных, низовых должностях, ей не удавалось удержаться больше двух-трех недель, оно и понятно, кому нужен работник с такими проблемами. Осознавая свое положение, она решила, что больше не сможет воспитывать дочь, и собралась отдавать ее в интернат. Об этом я узнала случайно.

Наташа не заходила к нам два дня, и я забеспокоилась, что у них что-то случилось. Когда зашла к соседке, девочка бросилась ко мне и разрыдалась:

– Мама от меня отказывается и завтра поведет в детдом!

Я была в шоке. Светлана, как обычно, под градусом, хмыкнула в ответ на дочкины рыдания:

– Там тебя хоть кормить будут, а я скоро того, вслед за папой…

Я не знала, что делать, но раздумывать было особо некогда и пришлось действовать быстро:

– Света, я забираю Наташу к нам, а ты еще подумай, если действительно не сможешь взять себя в руки, пиши отказ от дочери, мы ее в интернат не отдадим.

Соседка посмотрела на меня безразличным взглядом:

– Да без проблем, напишу!

В тот же вечер я забрала Наташу к нам. На формальности по лишению Светланы родительских прав и удочерение Наташи ушло четыре месяца. За это время мы, понимая, что дальше жить рядом со спившейся соседкой будет невозможно, продали квартиру и перебрались на другой конец города в уже четырёхкомнатные хоромы. Дети наши хорошо знали друг друга, поэтому коммуникация между ними прошла без проблем. Наташа, конечно, скучала за мамой, но одновременно и понимала, что та просто хотела бросить, потому и не настаивала на встречах. Не интересовалась дочерью и Светлана. Через несколько лет я узнала, что она, напившись, устроила в квартире пожар, после которого ее направили на принудительное лечение от алкоголизма. После этого я уже не интересовалась ее судьбой.

А в нашей большой семье все шло хорошо. Дети выросли, мальчишки разъехались по разным городам, женились, а Наташа окончила ВУЗ в нашем городе и осталась с нами. Через два года после этого она нашла себе будущего мужа. Знакомя нас с ним, безо всякого напряжения представила нас:

– Мои папа и мама, Александр Владимирович и Ирина Николаевна!

Мне было очень приятно осознавать, что Наташа действительно стала для нас родной дочерью, несмотря на все неприятности, через которые мы вместе с ней прошли.

Недавно Наташа подарила нам внучку, подав пример своим братьям, после чего они тоже устроили «демографический взрыв». Так что теперь мы счастливые бабушка и дедушка, а пропорции не изменились – у нас растет девочка Настенька и два мальчишки – Руслан и Денис. Надеюсь, что и дальше у нас все будет хорошо.

Оцените статью
– Мама от меня отказывается и завтра поведет в детдом!
В свои пятьдесят четыре я рада, что не стала мамой