Когда дочки разбежались по свету, свекровь переключилась на своего сына, теперь я вижу мужа от силы час в сутки

У моего мужа есть две сестры, они старше его на несколько лет. Когда в семье родился мальчик, то родители разделили воспитание детей – дочерьми занималась мать, а сыном – отец.

Александра Сергеевна, моя свекровь, специалист по иностранным языкам. Крупный. Говорю об этом без иронии, она много лет работала переводчицей в крупной фирме, объездила весь мир в командировках с руководителями и зарабатывала очень приличные деньги. И сейчас ее иногда просят помочь, щедро оплачивая «беспокойство» пенсионерки, если молодые длинноногие переводчицы не справляются.

К таким вершинам свекровь пришла не сразу, начала свою деятельность в школе, обычной учительницей английского, потом начала преподавать немецкий и французский, кроме этого постоянно занималась репетиторством и, в конце концов стала профессиональной переводчицей.

Конечно же, и дочерей она решила сделать полиглотами, заставляя девчонок с раннего детства зубрить слова и выражения и отказываясь с ними общаться, если с утра ребенок не поприветствует маман на том языке, который должен звучать в этот день. Дальше – больше. С каждым годом сестры погружались в пучину языков, зубрили мамины уроки и просто не могли поднять головы от учебников. Старшая, Наташа, очень хотела рисовать, но мама была настроена на рисование очень скептически, запретив дочери заниматься «неперспективным» делом. Младшей, Ане, больше нравился спорт, но и тут вмешалась мама, мол, нечего носиться по стадиону, чтобы потом дали грамоту! Так они и росли, под пристальным маминым вниманием в изучении иностранных языков.

Интенсивные занятия дали свой результат, и Наташа, и Аня к окончанию школы свободно разговаривали на трех языках, но в душе у них была бесконечная ненависть ко всей этой иностранщине. Аня, более упрямая, сбежала из дома (в прямом смысле) сразу после окончания иняза. Имея заграничный паспорт, осела в Германии, нашла там себе немца, вышла за него замуж и вообще забыла, что такое семья. Многолетнее давление матери выработало у нее стойкий иммунитет в общении с ней. До сих пор Аня даже не звонит, хотя прошло уже много лет, она сама стала мамой. Переписывается только с Володей, своим братом и моим мужем.

Старшая дочь, Наташа, поработав в школе, тоже уехала, в Италию. С замужеством у нее не сложилось, работает горничной в каком-то крутой гостинице, где даже горничные должны знать несколько языков для общения с клиентами.

Володе в детстве повезло больше всех. Его отец, совершенно другого склада характера, чем его жена, изготавливал мебель. Сына своему непростому ремеслу учил без давления, сумел заинтересовать Володю, и он пошел даже дальше отца, освоив современные станки, позволяющие создавать 3D узоры на фасадах шкафов, комодов и других мебельных изделий. Они с отцом оторвались от работодателя, создали свой небольшой кооператив, но быстро начали развиваться и, благодаря эксклюзивным предложениям, упор в их производстве был не на количество, а на качество и оригинальность. Заказчики стояли в очереди за деревянной мебелью, цена работы, по сравнению с ДСП-шной «макухой» была намного выше, а грамотный подход и постоянная модернизация станочного парка позволяли справляться с достаточно высокой конкуренцией на рынке.

Отец моего мужа ушел из жизни рано, у него были проблемы с сердцем, и из их семьи недалеко друг от друга остались только Александра Сергеевна и Володя.

Мы к тому времени были уже женаты пять лет, у нас родились наши двойняшки – Ваня и Маша. Денег хватало, и, пока свекровь активно работала, все было хорошо – она не вмешивалась в нашу семью, я даже обижалась, потому что бабушка совершенно не интересовалась внучками, была занята сама собой и иногда заезжала к сыну, как правило, поздравить с днем рождения. Свекровь считала свой статус переводчицы очень высоким, хотя, по большому счету и по моему мнению, это работа попугаем, от нее ничего не требовалось кроме постоянного повторения чужих фраз, только на другом языке.

Но вот переводчице захотелось покоя. К этому состоянию Александра Сергеевна решила прийти в собственном загородном доме. Средства для его постройки у нее имелись, не хватало только «прораба». И она легко решила эту проблему, «назначив» на эту должность своего сына. Самой ей не хотелось общаться со строителями, электриками, сантехниками, не ее уровня это были люди, в этом разубедить ее было просто невозможно, корона переводчицы, владеющей шестью или семью языками сверкала на голове свекрови бриллиантами, не позволяющими даже приблизиться к ее обладательнице простым смертным.

Я думаю, вы прекрасно понимаете, что такое построить дом на пустом участке земли. Это, в первую очередь – время. Когда муж сообщил мне, что будет, так сказать, «помогать» маме со стройкой, я обалдела:

– А жить ты будешь когда? Мы же тебя с детьми и видеть не будем, со стройкой только завяжись, потом не вылезешь из этого!

Но муж был настроен более оптимистично, к тому же, как сын, он считал, что просто должен помочь своей маме:

– Катюша, не сердись, кто же матери поможет, она сама не сможет все это потянуть, а дом построят за шесть-семь месяцев, я уже говорил со строителями.

Так начались наши проблемы. Володя, кроме своей мебельной фирмы, тянул на себе все организационные вопросы по стройке, а их было великое множество. К тому же, хитромудрые строители требовали постоянного контроля, и день у мужа начинался со стройки и заканчивался ею же. Домой он возвращался совершенно обессиленный, времени заняться детьми, не говоря уже обо мне, у него не было, да и желания тоже, иногда просто засыпал за столом.

А свекровь, как будто не понимала, что такая нагрузка для сына – чересчур, еще и не давала ему покой на выходных своими бесконечными телефонными звонками.

Строители слово сдержали – дом через семь месяцев стоял. Но это оказалась еще только вершина айсберга. Стояла только коробка, накрытая крышей. Осталось «всего ничего» – отделочные работы и ландшафтный дизайн. Займет это дело еще примерно столько же по времени, а может и больше.

Вчера, в воскресенье опять трезвонила свекровь. Из ее разговора с Володей я поняла, что мебель в этом коттедже будет делать он. После беседы с «заказчицей» муж явно расстроился – запросы у мамы были грандиозные, нужно было откладывать все производственные планы и сдвигать сроки заказов, чтобы все сделать, как того хотела свекровь. Володя сидел в растерянности, не зная, что делать. Я уже не стала капать ему на мозги и говорить, что кроме всего прочего, наверняка потом свекрови захочется что-то изменить, переделать и дополнить.

Если муж не знает, что делать с мамиными заказами, я не знаю, как выйти из всего этого в целом, постоянное отсутствие Володи дома, возникшая из-за этого разобщенность с детьми и мной уже надоели, а как найти управу на свекровь – неизвестно. Такая вот она, переводчица… 

Оцените статью
Когда дочки разбежались по свету, свекровь переключилась на своего сына, теперь я вижу мужа от силы час в сутки
Девочка была маленькая, худенькая, с косичками. Через неделю о ней уже стала говорить вся школа