Дочь выросла, придется перевоспитывать кардинальными методами…

Когда Виктория была маленькой, я с умилением смотрела, как она спешила убрать тарелки со стола, стоя на табуретке старалась их вымыть, иногда роняла, разбивала, плакала, я ее утешала, а тарелки и чашки потом перемывала, потому что качество мытья моей помощницей было на очень. То же самое был и с полами – впереди елозила тряпкой Вика, а следом за ней я.

Меня радовало, что дочь с таким желание хочет мне помогать в домашних делах и я никогда не отказывалась от ее помощи, хотя, зачастую, все приходилось переделывать или затягивать процесс по времени.

Но такое рвение к домашним делам у дочки резко прекратилось лет в двенадцать, как я догадываюсь, после ироничного замечания ее подруги, пришедшей как раз в тот момент, когда Виктория мыла пол. Подруга хмыкнула и выдала:

– Ты что, со шваброй любишь упражняться?

Дочь тогда смутилась и пробормотала что-то невразумительное, мол, мама не успела. С тех пор ее старания мне помочь прекратились, а если и помогала, то делала это с видом огромного одолжения, демонстрируя, как ей это противно и как она куда-то спешит.

С горем пополам я справлялась с дочерью, хотя иногда она даже пускалась на уловки, лишь бы не мыть посуду или не протирать пыль. Как-то притащила стопку одноразовых тарелок, купленных за сэкономленные деньги, и победно заявила, что теперь посуду мыть не нужно. Я ей объяснила, что с этих тарелок удобно есть на природе и оставила ее покупку для пикников. В другой раз дочь стала активно штурмовать меня рекламой современных очистителей воздуха, делая упор на грязную атмосферу и необходимость заботиться о здоровье. Но за всем этим торчали уши лени протереть лишний раз пыль, о чем я дочери и сказала. Все рекламные бумажки тут же полетели в ведро – дочка обиделась.

Сейчас моя, уже студентка, вообще отмежевалась от домашнего хозяйства, она же, видите ли учится! То, что мне после работы приходится заниматься всем на свете, в расчет не идет, Виктории лень даже захватить пакет с мусором и выбросить его по пути в институт.

Никакие мои увещевания до дочери не доходят, разбиваясь о рассказы о том, как она устает на лекциях, как много задают контрольных, курсовых и т.д. При этом, «штурмуя» науку, дочь почему-то часто сидит в наушниках и слушает музыку.

Очередная моя лекция была достаточно эмоциональной, в ответ на «я же учусь» сказала дочери, что я работаю, и приношу в дом деньги, за которые мы живем, поэтому нужно не только учиться, но и как-то облегчать мне заботу о домашнем быте, чтобы не зарасти грязью и не гоняться с тапочком за тараканами. Виктория промолчала, но было видно, что она что-то задумала. И я не ошиблась – уже через три дня дочь мне объявила, что будет подрабатывать на расклейке рекламы в свободное от института время.

Таким образом моя девушка выровняла ситуацию – она тоже стала работать, а половину своего небогатого заработка демонстративно отдавала мне.

Зато теперь бардака в доме, и особенно в комнате Виктории стало еще больше, она не бралась ни за холодную воду, как же, ведь и учится, и работает, совсем занятый человек. Дочь могла прийти в грязной обуви и оставить ее на общей полке, после чего высохшая грязь сыпалась на все остальные пары, стало проблемой, не то что вымыть, а просто убрать за собой тарелку-чашку. Я даже пожаловалась своей маме, что Виктория меня просто убивает своим отношением к порядку, на что мама посоветовала более радикальные меры, чем просто слова.

Понятно, что такие методы как ремень были неприемлемы, как и выселение дочери в институтское общежитие, и я решила бороться с Викторией ее же выходками, как говорится, клин клином вышибают.

Придя вечером с работы и обнаружив в мойке гору посуды, я взяла все это «счастье» и за два раза перенесла на учебный стол Виктории, бухнув все прямо на ее конспекты и учебники. Дочь подскочила на стуле:

– Мама, ты что, с ума сошла?

Я, не отвечая, пошла в ванную, где валялось ее белье, и трусики-бюстгальтеры вскоре полетели к посуде. После этого зашвырнула в комнату дочери грязные кроссовки, и только тогда с облегчением вздохнула и пошла готовить ужин.

Через пару минут в кухню с посудой нерешительно зашла Виктория, стала тихонько у мойки и привела тарелки в идеальное состояние. Потом переместилась в ванную и вымыла свои кроссовки. Там же хлопнула крышка корзины с грязным бельем, поглотив то, которое я «подарила» комнате. Словом – процесс пошел.

Надеюсь, дочь поняла, что теперь мы будем жить по-новому – или в доме будет порядок, или ее комната превратится в свалку. Пускай выбирает. Мне почему-то кажется, что Виктория выберет все же первый вариант, не такая же она у меня безнадежная неряха, какой кажется!

Оцените статью
Дочь выросла, придется перевоспитывать кардинальными методами…
В общем случилось так, что наш пылесос сломался. Его обещал отремонтировать Влад