– Да не жалко мне еды, просто не люблю, когда меня используют! – ответила я мужу

Готовить я умею и люблю, даже те объемы, которые пришлось освоить, когда наши трое детишек подросли, меня особо не напрягали, хотя у каждого свои предпочтения, и я всегда старалась всем угодить и всех удовлетворить, даже когда дети пошли в школу, и каждому нужно было положить в бокс личный завтрак, не дай бог перепутать!

Ребёнки подросли, как водится, мы их снабдили современными телефонами, они очень быстро освоили все те глубинные функции, которыми в быту мало кто пользуется, и одной из их любимых стала конференцсвязь, когда они устраивали общение между собой, изображая мини-офис, а потом «подсадили» на это дело еще и бабушку, мою свекровь. Ей тоже очень понравилось участвовать в таких заседаниях, хотя она больше была в роли наблюдателя за внуками, но и свои «пять копеек» тоже вставляла.

И все бы хорошо, но однажды эта конференцсвязь проходила на кухне, перед ужином. Я крутилась у плиты, заканчивая печь блины, их горка аппетитно красовалась на столе, дети забежали с телефонами в руках и началось:

– Вот, смотри, бабушка, какие нам мама блинчики сделала!

Бабушка, конечно похвалила, попросила показать крупным планом, и продолжила комплименты:

– Какие замечательные, прямо через телефон запах слышно! Вы и мне на пробу парочку оставьте, пожалуйста!

Внуки пообещали, правда, уточнили у меня:

– Мама, а бабушке хватит?

Я улыбнулась:

– Конечно хватит, только что же это – парочка, вы хоть пяток бабушке отложите!

Свекровь рассыпалась в благодарностях, дети отсчитали блины (ровно пять!), а муж положил их в контейнер, чтобы утром завезти матери.

Я даже не подозревала, что это – начало большого попрошайничества со стороны свекрови, от души пожелав ей приятного аппетита и «на здоровье!»

Через пару дней та же история повторилась, когда я жарила рыбу. Моя бригада уже проторенной тропкой залетели на кухню, старший тут же направил камеру на сковороду и прокомментировал бабушке:

– А сегодня у нас рыба жарится! Хочешь?

Вопрос предполагал только положительный ответ, и я даже не удивилась, услышав восторженный голос свекрови:

– Ну еще бы! С удовольствием бы пару рыбок съела!

Я не стала предлагать съесть пяток, потому что понимала, что с тарелки тут же исчезнет именно такое количество рыбы, а это было уже критично. Не стала и рассыпаться с любезностями, как в случае с блинами…

А у бабушки неожиданно проснулся аппетит ко всему, что бы я не готовила – к жареной картошке, гречневой каше, голубцам, салатам… Словом, вскоре я каждый вечер стала откладывать свекрови «попробовать» вполне приличные порции. Создавалось впечатление, что она вообще перестала дома готовить, зная, что очередная конференцсвязь с внуками покажет меню, а сын утром поработает в службе доставки, останется только разогреть.

Вишенкой на торте стал звонок свекрови в тот день, когда у детей были соревнования и они задержались на стадионе. Не попав на традиционный сеанс конференцсвязи, свекровь, очевидно, занервничала, что останется без еды и позвонила мне сама, елейным голоском поинтересовавшись, что я там сегодня готовлю? Я довольно эмоционально ответила:

– Вы не поверите, Александра Владимировна, – ужин!

Поняв мое настроение «угостить», свекровь переменила тон, и сухо попрощалась:

– Ну, кушайте, до свиданья…

Муж слышал мой ответ и высказал претензии, мол, неужели мне жалко для его мамы еды, а я, наконец-то высказала то, что давно накопилось:

– Да не жалко мне еды, просто не люблю, когда меня используют!

Оцените статью
– Да не жалко мне еды, просто не люблю, когда меня используют! – ответила я мужу
Наш неожиданно ученик вдруг заговорил на нескольких языках