Жизненный урок: дети без наследства

13.06.2021 Выкл. Автор Tanya
Жизненный урок: дети без наследства

Мы с супругой еще старой закалки родители. Мы с ней одногодки, нам по сорок девять лет. Недавно мы с ней решили, что должны лишить своих детей наследства. Признаюсь, честно, что это решение далось нам с большим трудом.

Дети у нас долгожданные. Так как переде тем, как забеременеть моя супруга должна была пройти длительное лечение, а потом несколько лет ожиданий. Но наши старания принесли свои плоды.

Сначала у нас родилась дочка, а еще через пару лет – сыночек. Мы получили все, о чем мечтали!

Мы любили своих детей и вкладывали в их воспитание много сил и времени. Физически мы их никогда не наказывали, но всегда любой конфликт мы обсуждали на семейном совете. Я всегда был уверен в своих детях.

 У меня даже в мыслях никогда не возникало, что они могут меня обмануть.

Я человек очень спокойный. Первое время после свадьбы жена меня иногда провоцировала на конфликт, но у нее так ничего и не получилось. Позже она смирилась с этим. Детям я всегда показывал своим поведением, что любой конфликт можно решить мирным путем.

Я сейчас думаю, что может мои дети воспринимали это, как слабохарактерность.

Конечно первые звоночки появились намного раньше, но мы их с супругой не замечали. Когда видишь человека каждый день, то довольно сложно заметить какие-либо перемены.

Однажды я немного приболел и не пошел на работу. Наша дочка об этом не знала. В то время ей только исполнилось семнадцать. Она тогда пришла с подругами домой, и они начали выпивать на кухне. В тот день я много интересного узнал о нас с супругой. Дочка рассказывала подругам о том, как ловко у них получается с братом воровать у нас деньги, да так, что мы даже не догадываемся.

Я просто стоял и слушал даже не в состоянии проронить ни слова. Меня словно к полу прибило.

Доченька с малолетства называла меня не иначе, как папочка, но в разговоре с подругами говорила на меня только отец. Я радовался только тому, что свидетелем этого разговора стал я, а не жена, так как она точно умерла бы от сердечного приступа.

Я неоднократно пробовал найти в дочкиных словах иной смысл, но у меня так ничего и не получилось.

Мне больше всего на свете хотелось посмотреть дочке в глаза. Когда я сделал шаг, то меня увидела одна из дочкиных подруг, но сама она продолжала свой рассказ. Когда она меня увидела, то ее глаза округлились от удивления. В этот момент она стала похожа на загнанного зверька, который ищет выход из западни.

Я ей тогда ничего не сказал, просто зашел в кухню налил себе стакан воды и ушел. Этим же вечером я поставил на нашей с супругой комнате замок. Я рассказал супруге в тот день более лояльную версию, но все же суть мне от нее скрыть не удалось.

Понятное дело, что дочка все рассказала сыну и они стали такими ласковыми котятами, что мы с женой диву давались. Я был уверен, что они нас считают идиотами, но мы с женой уже сняли розовые очки и нам пришлось столкнутся с жизненными реалиями. Мы с женой провели анализ прошлых событий и, мне кажется, что нашли истоки проблемы. Со временем сын и дочка прекратили к нам подлизываться.

Супруга сказала, что давно замечала некоторые подлости детей, но надеялась на то, что они со временем перерастут. Как не печально это звучит, но мы вырастили двух потребителей, для которых доброта, отзывчивость и сострадание – это пустой звук.

С того дня прошло много лет, но поведение наших детей осталось прежним. И сын, и дочка ведут себя, как закоренелые эгоисты и ради достижения своей цели они готовы на все. После того, как сыну исполнилось восемнадцать мы продали квартиру. Детям мы тогда на вырученные деньги купили двушку, которую оформили на меня, а себе – недостроенный дом.

Сейчас ни сын, ни дочка с нами не общаются, даже по праздникам не звонят.

Мы с супругой посоветовались и решили, что оставим всю свою недвижимость детскому дому. Мы ничего не планируем оставлять детям, может они хотя бы после нашей смерти поймут, что так жить нельзя.