— Я предложила сделать ремонт за счет нового кредита при условии, что Матвей напишет дарственную на наших детей

07.12.2021 Выкл. Автор Tanya
— Я предложила сделать ремонт за счет нового кредита при условии, что Матвей напишет дарственную на наших детей

— У нас и так долгов куча. Зачем еще один кредит? – возмущается Олеся. – Но нет, у Матвея идея взять еще один. И что ему сказать? Мы заключили брачный контракт, так и живем. Пока еще не развелись.

Олеся и Матвей давно балансируют на грани развода. Скрепить брак не могут ни дети, ни ипотека. Основных проблем две: постоянная нехватка денег и отсутствие помощи мужа в семейных делах.

— Раньше работа Матвея была очень далеко, он уставал. А я в декретах сидела. В те времена еще можно было понять, что все домашние дела на мне, — продолжает Олеся. – Но сейчас оба ребенка уже школьники, мы работаем, и дорога от дома до работы у обоих примерно одинакова. Однако муж, придя домой, валится на диван и включает телевизор. А я готовлю ужин, делаю уроки с детьми, стираю, глажу и так далее. Вот такой отдых у меня после тяжелого рабочего дня. А тут Матвей еще возжелал работу поменять, а то тяжело ему, видите ли.

Сейчас детям Олеси и Матвея 8 и 10 лет. Около 6 лет назад супруги взяли в ипотеку «двушку», использовав материнский капитал. Муж тогда обещал хорошо зарабатывать и обеспечивать семью, а кроме того, платить кредит на жилье, на ремонт, на автомобиль…

— Вот и зачем нужно было набирать этих кредитов? Машина особо не нужна, а деньги тянет. Ремонт могли постепенно сделать, а пока жили бы у моей мамы. Но Матвей не хотел жить с тещей, а вот кредиты – это его слабость. Когда женились, я потребовала заключить брачный контракт именно из-за этих кредитов. Сейчас мы рассчитываемся по всем долгам вместе, но машина – наша общая собственность, квартира тоже. А вот лезть в новые кредиты нет никакого желания. Как его гасить, если зарплата мужа сейчас чуть ли не вдвое меньше, чем раньше?

— Ты уже вышла из декрета на работу, — заявил Матвей супруге пару лет назад. – А мне тяжело ездить так далеко и вкалывать на работе. Поэтому найду что-то полегче и поближе. И будем зарабатывать примерно поровну. Я на такую зарплату отлично выживал, когда жил один.

Олесю сильно расстраивало такое поведение мужа, они начали ссориться. По мнению молодой женщины, Матвей просто не желает перерабатываться. Да, заработки у них сейчас примерно одинаковые, но на ней к тому же все домашнее хозяйство, да и детьми только она занимается.  А Матвей постоянно вспоминает то время, когда она сидела в декрете, и он один обеспечивал семью.

— Эти воспоминания – оправдание его безделья, — Считает Олеся. – Я все чаще думаю, что без Матвея мне станет проще. Подам на алименты и все. По дому намного меньше возни станет, да и гораздо спокойнее. Но ведь его никуда не выгонишь. Разведемся, а жить все равно он тут будет. Квартира же общая.

Недовольство Олеси растет как снежный ком. Она пробовала поговорить с Матвеем, но ничего толкового не получилось. Интима тоже практически нет. В общем, становятся друг другу чужими людьми. И тут Матвей получил наследство. Умер его дядя. С женой он давно расстался, а детей у них не было. Это произошло тогда, когда в семействе наметилось определенное улучшение отношений. Стало казаться, что супруги преодолели кризис, и все будет хорошо.

— Я думала, что супруг продаст полученную от дяди квартиру, — говорит Олеся. – Конечно, квартирка далеко, стоит дешево. Но хоть долги наши закрыли бы и какую-то часть денег отложили. Однако муж заявил, что продавать ничего не намерен, потому что там отличная природа, рыбалка и куча родни. Да и в отпуск туда ездить можно будет.

— Это что же получается? Ради пары недель в году постоянно платить коммуналку и переживать о залитии соседями? — Олесиному возмущению нет предела. – Какой отпуск? Мы по уши в долгах и кредитах, а коммуналка нынче не пару копеек. Но муженек и слушать не желает. Это мол его наследство, что хочет, то и делает.

Отношения опять разладились. Все чаще Олеся думает о разводе. На алименты можно гасить ипотеку, а на свою зарплату поднимать детей. Да и муж пусть едет жить в дядину квартиру, раз так там ему нравится.

Через какое-то время Матвей снова начал разговор о квартире дяди. Мол, дядя болел и ремонта там не делал, в квартире страшная разруха.

— Вот ты хочешь продать квартиру, — сказал муж. – Но за сколько ее купят в таком добитом состоянии и купят ли? Так вот, чтобы продать ее выгоднее или сдать, нужно сделать достойный ремонт.

— И где мы возьмем деньги для этого достойного ремонта?

— Как где? Возьмем кредит.

Олесе даже стало смешно. Еще один кредит! Великолепная идея. Платить коммуналку за полученную по наследству квартиру, гасить кредиты на ипотеку и машину (хорошо, что взятый на ремонт кредит уже погашен) и снова лезть в долги? Отличная мысль.

Олеся аж рассмеялась. Взять кредит? Еще один? Прекрасная мысль. Платить за наследную квартиру мужа коммуналку, гасить ипотеку, отдавать долг за машину (кредит, взятый на ремонт, погасили). Правильно, чего для счастья семье не хватает? Еще одного кредита!

Олесина мама считает, что Матвей все просчитал. Контракт контрактом, однако бюджет у семьи общий. И гасить новый кредит тоже придется вместе. А потом, когда ремонт будет закончен, ничего не помешает Матвею переехать туда и жить припеваючи. При этом у него есть доля и в квартире, где сейчас живет семья.

— Мама мудрая женщина, и она права, — вздыхает Олеся. – Матвей не дурак, потому и готовит что-то вроде запасного аэродрома. С долгами рассчитаемся, ремонт сделаем и до свидания.  И зачем вот мне вкладывать деньги в его наследство? Ведь что ему мешает потом сказать, что он квартиру продавать не будет, а сдавать со свеженьким ремонтом как-то жалко.

— Я предложила сделать ремонт за счет нового кредита при условии, что Матвей напишет дарственную на наших детей, и квартира достанется им. Однако Матвей только разозлился и назвал меня меркантильной дурой. А он-то думал, что мы семья. Да вот семья ли?