Я не приходила навестить дочь в больнице

25.06.2021 Выкл. Автор Tanya
Я не приходила навестить дочь в больнице

На тот момент ей было всего четыре месяца. Но я не чувствовала с ней родственных связей. Такой ощущение, что она чужая мне. Я не навещала ее.

Подпись на соглашении касательно удочерения я поставила еще в начале декабря, а уже в середине месяца решила лечь к ней. Несколько дней ушло на собирание вещей, подготовки. Я подготавливала свои дела к передаче, заканчивала всю работу, убирала дом. Даже побывала на собрании усыновителей. Там мы обменивались мыслями, поздравляли друг-друга. А моя дочь лежала в этот момент в больнице.

Теперь я со стыдом вспоминаю об этом. А тогда мне это казалось нормальным. Дел много. Работы по горло. Мыслимо ли это — ездить к малышке зимой так далеко? Она тогда была мне еще чужой. Как-то же прожила без меня три месяца. Так что еще неделя точно ничего не изменит. Я уже все необходимые документы подписала, стала официально ее матерью, а вот на самом деле еще нет…На психологическую подготовку ушел целый месяц, чтобы моя Ксюша стала мне родной.

С Васей все было по-другому. Когда мы с мужем поехали на смотрины, то даже не брали его на руки. Чтобы лишний раз никого не обнадеживать. Хотя решение было принято уже тогда. Мы вышли из роддома, все обговорили с муже и решились на этот ответственный шаг. Через пару дней согласие подписали. И я полетела за ребенком, чтобы он там не оставался один. Мне дали в руки этот маленький завернутый в пеленку комочек и я стала шептать ему, что он теперь стал частью семьи. И что у него есть не только родители, но и старшая сестра. И в этом момент я уже чувствовала его своим сыном. Хотя и незнакомым.

На момент нашего с ним знакомства ему было всего две недели. Когда выдали документы органы опеки — три недели. И тогда я легла к нему в больницу.

На протяжении этой недели я ежедневно его навещала. Вечером, когда заканчивала работу, мотала целых сорок километров по бездорожью, пробкам в одну сторону, а затем столько же назад. Ради двадцатиминутной встречи. Я держала его на руках и рассказывала, что я — его мать. И обязательно вернусь.

Я уже не могла без него жить. И сама жила ради этих 20 минут общения. Как-то раз одна из медсестер говорит мне, что я им испортила ребенка. Если ей верить, то Вася был очень спокойным и никогда не капризничал. А когда я стала его навещать, то он стал хныкать после моего ухода. И это всего за несколько дней! Дети все чувствуют. И очень много понимают. Просто он стал осознавать, что уже не сам в этом мире…

Ни одна настоящая мать своего ребенка не бросит…