Ты хоть раз приехал к своей больной матери? Ни разу. И теперь претендуешь на её наследство

19.01.2021 Выкл. Автор Marina
Ты хоть раз приехал к своей больной матери? Ни разу. И теперь претендуешь на её наследство

Моей мамы не стало тогда, когда мне не исполнилось и 20. Поскольку я была домоседкой, то быть одной мне было очень страшно. Мой отец практически не принимал участия в моём воспитании, поскольку он бросил нас с мамой, как только я появилась на свет. Нас спасла моя тётя – сестра мамы. Анна Сергеевна проживала в посёлке, располагавшемся в нескольких километрах от города. На выходных тетя приезжала, принимала участие в моём воспитании, привозила полезные продукты, помогала средствами.

— Всё нормально, Марина, прорвёмся. Если что, можешь переехать пока ко мне, ведь у тебя сейчас нет работы.

Мама послушалась и переехала к Анне Сергеевне, и я несколько лет жила в посёлке. Тёте моей тоже приходилось несладко – она проживала одна в огромном частном доме, и одна вела хозяйство.

Анна Сергеевна очень быстро осталась вдовой. Её супруг не успел даже увидеть собственного сына. Но тётя не падала духом, и следила за тем, чтобы мама не впадала в панику. Не без помощи Анны Сергеевны я закончила университет, и нашла себе спутника в личной жизни, и дочь свою воспитала.

Мы с супругом в долгу не остались – ездили к ней в поселок, чтобы помочь по хозяйству.

Сын Анны Сергеевны давно стал взрослым человеком, живёт в столице России. А его супруга удостоилась получить жильё от фабрики, на которой трудилась. Вообще-то она выросла в посёлке, однако задрала нос, уехав в Москву. Как-то раз, приехав к свекрови, воскликнула:

— Ничего себе, как грязно! Воняет навозом! Почему эти калоши такие грязные? – продолжала Нина, вместо того, чтобы помочь.

Анна Сергеевна в этой обуви ходила за кормом для поросят, калоши же стояли у входной двери. Свекровь старалась угодить Нине, но невестке всё было не так.

— Я не хочу пить ни ваше молоко, ни вашу воду, — не раз говорила последняя.

Складывалось ощущение, что Нина выросла в семье обеспеченного человека, однако её родители не были богатыми людьми, и на столе располагалась та же пища, что и у Анны Сергеевны. Ко мне и к моему супругу девушка тоже не относилась по-человечески.

— Миша, — как-то раз сказала Нина супругу, — твоя так называемая «родственница» всё время со свекровью живёт, скоро твоё наследство уведёт.

Нина произнесла это прямо при мне, а её муж просто смеялся. Я пыталась не реагировать. Я пыталась свести контакты с двоюродным братом до минимума. А за Анну Сергеевну я сильно переживала.

Вскоре сын перестал навещать свою маму. В посёлке ходили слухи Воронов с супругой к родителям Нины приехал, а маму свою не навестил. Тётя переживала, но поделать ничего не могла.

Через некоторое время Анна Сергеевна заболела. Михаил и ухом не повёл. Доктора не стали обнадёживать, и сказали, что единственный выход – дать тёте спокойно умереть. Мой супруг сразу же решил забрать Анну Сергеевну к нам. Я пыталась дозвониться до брата, однако к телефону подходила Нина, звать супруга она не хотела, а как-то раз вообще заявила:

— Болеет, а что мне до этого. И мужу дела тоже нет. У нас со свекровью разные жизненные пути? Вы что, денег от нас хотите? Если нет, то не звоните нам больше!

На самом деле нам не было ничего нужно, мы просто хотели, чтобы Миша успел увидеться с мамой до её смерти. Но он нас не услышал…

Прискорбную новость ему сообщила мама Нины. И Михаил приехал на поминки, когда Анну Сергеевну уже похоронили. Приехала и Нина, которая тут же стала ходить по дому и командовать:

— Так, телевизор забираем себе, хрусталь тоже. Остальное – не к спеху. Теперь ты, — сказала Нина мне, — ключ от дома отдашь мне.

Однако в этот момент поднялась соседка, Клавдия Ивановна.

— Знаешь, что Нина, — а ну-ка положи всё обратно. Не хотелось мне на эту тему в такой нелёгкий час с вами разговаривать, но придётся. Иначе ты тут всё себе заберёшь!

И тут Клавдия Ивановна извлекла из сумки завещание, в котором было указано, что я являюсь единственной наследницей всего состояния Анны Сергеевны. Возмущению Михаила и Нины не было предела. Они стали возникать, что подадут иск в суд, и дом достанется им. И ещё скажут, что я сама заставила тётю Аню всё имущество переписать на себя.

— Можете кричать сколько угодно, — сказала ещё одна соседка – Антонина Станиславовна, — мы с Клавдией и Анной были у нотариуса. Анна Сергеевна прекрасно понимала, что вы в суд будете обращаться. Мишенька, а ты хоть раз приехал к своей больной матери. Ни разу. И теперь претендуешь на её наследство? Ты навещал только родственников Нины, а маме своей даже не позвонил ни разу.

Нина же стала тайком забирать всё ценное из дома. Но я не собиралась её останавливать.

В дом Анны Сергеевны, который строил ещё мой дед, мы переехали после сорокового дня. А в городской квартире сейчас живут квартиранты, потом, когда наша дочь подрастёт – переедет в город.

А Михаила в нашем посёлке больше не появлялся. Скорее всего, ему не понравились насмешки и плохое отношение соседей к нему.