Сначала брат отдал банку подаренную родителями квартиру, а потом выжил из родительской квартиры сестер…

02.04.2022 Выкл. Автор Tanya
Сначала брат отдал банку подаренную родителями квартиру, а потом выжил из родительской квартиры сестер…

В семье Федотовых росло трое детей. Когда старший, Николай, решил поступить в институт в областном центре, родители собрали семейный совет, на котором решили обменять просторную четырехкомнатную квартиру на трешку с доплатой, чтобы купить Николаю небольшую квартирку неподалеку от института.

Сестры Николая, Елена и Александра, были не в восторге от переезда и уплотнения, но, повздыхав, согласились.

Николай, вдохновленный таким развитием событий, умчался из родного города, что называется без оглядки. Во время учебы звонил нечасто, а перед выпуском из института сообщил, что он теперь живет не один, а с Ольгой, и что они официально расписались.

На логичный вопрос родителей и сестер, почему все произошло так тайно, ответил, что свадьба потянула бы лишние траты, а так все произошло, как он выразился, «тихо-мирно». С Ольгой Николай обещал познакомить семью в ближайшее время, но это «ближайшее» растянулось на три года.

Николай в своих нечастых, как и прежде, телефонных визитах, говорил, что они с Ольгой занялись бизнесом, нужно все раскручивать, поэтому совершенно нет времени, чтобы встретиться.

Появились они дома неожиданно, как снег на голову. Объемные чемоданы наталкивали на мысль, что появились они неспроста. Так оно и было. После первых общих фраз сели за стол, отец прямо спросил, надолго ли прибыли.

Николай замялся, начал пространно рассказывать о возникших проблемах в бизнесе, о банковских кредитах, но отец перебил его:

— Что, квартиры у вас больше нет?

Николай с Ольгой переглянулись, но все ждали ответа, и «бизнесмен» выдавил:

— Ну да… Банк забрал… Не пошло у нас дело…

Повисла довольно длинная пауза, которую нарушил отец:

— Значит, когда не было нужды, так и звонил раз в месяц, а теперь – принимайте на постой?

— А куда же нам ехать, если не к своим?..

— Вот, и про «своих» вспомнил, наконец-то, через три года с женой твоей познакомились…

Разговор явно не клеился, Николаю с Ольгой определили маленькую комнатку Елены, а ей пришлось перебираться к сестре. Вечером сестры перед сном долго обсуждали неожиданное «пополнение» на квадратных метрах. Обе были не в восторге, а старшая, Александра, заявила, что будет сбегать из этого «общежития» в польский университет.

Утром она объявила о своем решении родителям, а присутствовавший при этом Николай обрадовался:

— Ну, тогда мы с Ленкой комнатами поменяемся, нас же двое, а она одна останется.

Ретивого «риелтора» осадил отец:

— Еще чего? Это не тебе решать, заруби себе на носу!

Николай явно обиделся, но он был явно не в той ситуации, чтобы качать права.

Александра уехала в Польшу через месяц, оттуда писала сестре, что просто счастлива, что вырвалась из напряженной во всех отношениях квартиры. Звала к себе, она всегда была более решительная, чем Елена, и та тоже задумалась над «импортным» вариантом.

А Николай с Ольгой явно не испытывали какого-либо дискомфорта от того, что так вот, в наглую нарушили привычный ритм жизни родителей и сестер. Наоборот, Николай через день интересовался у Елены, не собирается ли она замуж, почему не ищет себе пару, и чтобы обязательно с квадратными метрами, словом, вежливо, но настойчиво выживал сестру из ее же дома.

При родителях Николай не допускал себе таких вопросов, вел себя с Еленой, как любящий и соскучившийся по ней брат, но эта наигранность не могла обмануть ни отца, ни мать. Капля точит камень, и Елена, устав от постоянных призывов брата к замужеству, связалась с Александрой, и тоже уехала в Польшу.

Обрадованный братец в тот же день начал перебираться в комнату сестер, даже не спросив разрешения у родителей. Отец посмотрел на его челночные передвижения между помещениями и грустно сказал:

— Вырастили мы с тобой, мать, двух дочерей, и одного неблагодарного подлеца…