“Папа на уходи”, — кричал мальчишка, упав на колени. А я ведь ему неродной

20.07.2021 Выкл. Автор Tanya
“Папа на уходи”, — кричал мальчишка, упав на колени. А я ведь ему неродной

Когда мне было 20 лет, я впервые встретился с Машей. Это была любовь с первого взгляда. Спустя год встречаний мы решили съехаться. И только тогда я узнал, что у моей девушки есть ребенок. Я, конечно, был в шоке, но вскоре полюбил малыша.

Ване было три года. Отца он своего никогда не видел, ведь в свидетельстве о рождении стоял жирный прочерк. Мы стали жить на съемной квартире, и все было хорошо.

Через пять лет Маша заявила, что любит другого мужчину. Описывать свои эмоции после услышанного я лучше не буду. Я ведь любил ее и Ванечку всем сердцем, строил планы на будущее, даже ипотеку хотел оформить. Я не знал, как объяснить сыну Маши, что мне нужно уйти, что его мама полюбила другого мужчину. Когда я собрал вещи, Ваня упал на колени и сказал:

— Пап, не уходи. Я прошу, не бросай меня.

Он тогда впервые назвал меня папой. Я обнял его, скинул со щеки слезу и пообещал звонить. Мне было очень тяжело на душе, ведь Маша поступила совсем не по-человечески. Я снял себе отдельную квартиру и начал жизнь с чистого листа. Ваня просил меня приехать, но я не мог — мне нужно было прийти в себя.

Знакомые рассказывали, что Маша нашла себе какого-то обеспеченного бизнесмена, который выполняет все ее желания по щелчку пальцев. Ванечка рос с бабушкой, мама могла его даже на день рождения не поздравить.

На десятилетие Вани я купил подарок и много шаров, решив навестить моего друга. Он плакал от счастья, когда увидел меня на пороге. Мама Маши не стала перечить нашему общению, она была очень мудрой женщиной. 

Через три года я женился на Алене. У нее тоже была дочь от первого брака, но я о Ваньке не забывал. Я любил его так, будто это мой ребенок.

Маша родила дочь и укатила в другую страну. Когда она приезжала на родину, чтобы отметить юбилей, маму с внуком даже в ресторан не пригласила. Видите ли, там важные люди соберутся, не нужно ее позорить. Ваня в тот день сам пришел ко мне, несмотря на то, что мы с Аленой жили в другом конце города. Зареванный, уставший ребенок бросился ко мне в объятия.

— Папа, почему мама нас продала? — спросил он меня.

С тех пор Ваня жил у нас. Моя новая жена была не против, да и бабушке уже было тяжело ухаживать за внуком. С мамой своей он не общается, ведь она за деньги продала не только свое тело, но и совесть. Бог все видит.