Откровение о декретном отпуске

07.05.2022 Выкл. Автор Tanya
Откровение о декретном отпуске

Я никогда не помогала супругу, который сидел в декрете, когда приходила домой, то настаивала, чтобы он мне горячим ужином кормил. Я сама себе еду разогревать даже не думала, так как считала, что это должен делать тот, кто отдыхает в декретном отпуске!    

Я девять лет тому назад многое выслушала, после рождения дочурки: 

«Ты мне кофейку приготовь! Да и что, что дочка плачет? Успокоишь и нальешь. Я только с работы приполз, а ты сутками ни хрена не делаешь!»

«Я что знал, какой крем нужно было купить! Я не знал, что под подгузники нужно еще и крем наносить? Следующий раз сама пойдешь. С чего это я должен с ней сидеть, возьмешь ее с собой. И что, если лифт сломан? Ты тогда просто коляску с собой не бери, ведь аптека рядом с домом!»

«Ты же весь день дома сидела, почему пол раньше не подмела? Ты куда мои тапки дела? Что значит не знаешь? А ты куда смотрела?»

«Я не хочу пельменей! Я, что женился для того, чтобы пельмени есть? Тебе что было трудно, что-то приготовить? Я с дочкой сидеть не собираюсь. Моя сестренка стелила одеяло возле стола и есть готовила!»

Для меня декрет был настоящим испытанием. Супруг в целом вел себя нормально, он даже на выходных с дочуркой гулять выходил, денег никогда для меня не жалел, с выполнением домашней работы помогал, но только на выходных. Однако больше всего меня выводили из себя эти его слова: «Я на работе вкалываю, а ты дома бездельем маешься!»

Когда родился второй ребенок, Олег сам захотел сидеть с ним в декрете. Его больше всего радовало то, что он будет сидеть дома и отдыхать от опостылевшей офисной работы.

Уже через три месяца после того, как я родила нашего сына, я неслась на работу, сломя голову. А после этого началось…

— Ты после работы забеги в аптеку, у нас смеси осталось на два кормления, — как-то позвонил мне на работу Олег.

В этот момент я поняла, что вот и настал час отмщения. На меня накатили старые обиды, я вспомнила сколько я тогда выплакала слез, как мне одной приходилось с понедельника по пятницу тащить весь быт на себе и постоянно слышать: «Я на работе вкалываю…» А чего стоило прорезывание одного единственного зуба? Я тогда ночи напролет не могла сомкнуть глаз, я сутками носила дочурку на руках, а он отказывался есть пельмени.

— Аптека рядом с нашим домом, сам сходи, — рявкнула я. — Мне некогда этим заниматься я работаю! 

Все просьбы о том, что нужно зайти и купить на ужин пельмени каждый раз сопровождались жалобами, как он устал и как ему тяжело сидеть с сыном, который за день поспал полчаса. На все это я ему отвечала:

— Олег, ты уходил в декрет, чтобы меня кормить пельменями? Неужели ты за весь день не можешь найти время, чтобы что-то приготовить?

Я не подходила к сыну с понедельника и по самую пятницу, так как Олег же получал деньги за то, что он ухаживает за ребенком, а значит это его святая обязанность, как в первом декрете – это было моей обязанностью.

Я считаю, что Олегу очень повезло, так как у него была на подхвате наша дочка, которая всегда присматривала за братом, когда он играл в манеже в то время, пока супруг готовил ужин, а кроме этого, она подметала полы, бегала отцу в аптеку за смесью и памперсами. А ведь мне никто не помогал! Мне было немного обидно!

От собственной злобы я сказала дочке, что она не обязана помогать отцу, если она это не хочет делать. Я ей напомнила, что ее основное занятие – это учеба.

Когда Олег просил о помощи, я ему отвечала, что устала на работе, а дочка стала ему говорить, что ей нужно делать уроки. Он остался с сыном один. На выходных я иногда готовила есть и убирала в доме, могла выйти с сыном на прогулку. Дочка изредка мыла посуду и убирала в своей комнате.

Олег перестал бриться и стричься, так как у него на это не было времени. В доме появились завалы грязного белья, ведь стирка тоже стала его обязанностью.

Как-то я пришла домой, и дочка мне сообщила, что отец собрал братика и переехал к бабушке. Я набрала Олега, он мне сказал:

— Я устал, ты мне совсем не помогаешь! Я первый раз за год сегодня смог нормально искупаться, так как с сыном сидела мать.

— А тебя не волновало, когда я так целых три года жила. Я не умерла, и ты выживешь!

— Я, конечно же, был не прав. Но если ты прошла через все это, то зачем ты так со мной поступаешь. Я брал в жены добрую женщину, а не злобную стерву. Я решил, что подам на развод. Я сына забираю и на алименты подавать не стану. Я через неделю собираюсь выйти на работу, а с сыном будет сидеть бабушка. Дочку буду брать на выходные.

Конечно же мы не развелись, но мы перестали быть семьей. Мы живем словно соседи. Я отлично понимаю, что в сложившейся ситуации виновата я сама. Я пошла на поводу у своих амбиций и злости. Олег не может мне простить того, как он жил последний год. Я когда вспоминаю свой декрет, то начинаю закипать от злости. Я не знаю получиться ли у нас найти выход из этой ситуации или нет?!