«Обрадовала» маму, что они будут получать от меня подарки на дни рождения и на Новый год, и это все, на что они могут надеяться

19.04.2022 Выкл. Автор Tanya
«Обрадовала» маму, что они будут получать от меня подарки на дни рождения и на Новый год, и это все, на что они могут надеяться

Мама родила меня, когда ей самой едва исполнилось семнадцать лет.

Естественно, о каких-то материнских чувствах и, тем более, ответственности, речь не шла. Сначала меня растили бабушки и дедушки, потом наняли няню. Не прошел мимо меня и детский сад. Со мной общалось такое количество взрослых, что мне было абсолютно все равно, с кем я остаюсь. Понятия «папа» и «мама» я начала осознавать где-то лет с пяти, когда мои драгоценные родители (а они не разбежались, как обычно бывает в таких ситуациях) стали общаться со мной чуть чаще.

Еще года через три-четыре они наладили свой бизнес, и опять я стала никому не нужна. Единственный положительный момент – у родителей появились деньги, а вместе с ними – возможность нанять в дом повариху и гувернантку, тетю Наташу.

Наташа, как я ее вскоре стала называть, стала мне настоящим другом. Она прекрасно видела обстановку в нашей семье, то, что я не нужна своим родителями.

Чисто по-человечески она меня жалела, а я, ложась спать, часто думала: «Почему Наташа – не моя мама?»

Как я училась в школе, чем мечтала заняться впоследствии, ни папу, ни маму абсолютно не интересовало. Они были погружены в бизнес. Однажды даже забыли, что у меня День рождения. Поздравила меня только Наташа, мы вместе пошли в кафе, помню, я разревелась, а Наташа утешала, покупая одну порцию мороженого за другой.

С учебой после школы я решила устроить родителям сюрприз и поступить в университет. Моя золотая медаль это позволяла сделать без проблем. Когда документы были уже оформлены и мне дали место в общежитии, я позвонила матери, но вместо озабоченности моим трехдневным отсутствием (похоже, она даже не заметила), мама безразлично ответила:

— Поступила? Куда? А-а-а, так ты там в общежитии, все нормально?

Так, «нормально» я училась пять лет. Приехав домой после третьего курса увидела, что у меня родилась сестра. Назвали ее Светланой, и мама носилась с ней, как с писаной торбой. Наблюдая, как она с ней тютюшкается, я грустно улыбалась, вспоминая свое детство, и не могла вспомнить, когда мама меня последний раз обнимала. Она заметила мою улыбку и тут же отреагировала:

— Что ты ухмыляешься, неужели не хочется с малышкой понянчиться?

Я отрицательно покачала головой, пошла за своей сумкой и, не попрощавшись, уехала в свою общагу…

Университет, как и школу, я окончила с отличием, и «покупатель» на защите диплома предложил мне контракт в крупной компании одной из восточных стран. Честно говоря, было страшновато отправляться в незнакомую страну, но юрист университета меня успокоил – контракт действительно серьезный, «покупатель» — действительно официальный представитель компании, и окончательное согласование – только после утверждения моей кандидатуры генеральным директором на собеседовании онлайн. Заодно работодатели хотели проверить мой уровень владения английским.

Собеседование прошло замечательно, меня утвердили, и уже через месяц, после оформления документов, я уже приступила к работе. Зарплата, по меркам нашей страны, была более чем престижная, и мне захотелось порадовать родителей.

Вы не поверите, но они действительно обрадовались. Только радость эта была очень своеобразной. Родители поняли, что нашли выход из своего затруднительного материального положения, в которое они попали, потеряв бизнес. Мама тут же озвучила, сколько им нужно прямо сейчас, чтобы закрыть проблемы, и сколько она рассчитывает получать ежемесячно.

У меня просто волосы на голове поднялись, когда я услышала эти суммы. Пришлось слегка нагрубить, чтобы унять пыл родственников, но после первого разговора состоялся второй. В этот раз позвонила мама, и в такой же ультимативной форме озвучила уже более реальные цифры. У меня по этому поводу было свое мнение, и идти на какие-то компромиссы я не собиралась.

«Обрадовала» маму, что они будут получать от меня подарки на дни рождения и на Новый год, и это все, на что они могут надеяться. Мама обозвала меня неблагодарной дочерью, я ей ответила, что мне и благодарить-то ее особо не за что. Попросила сообщить их реквизиты, если они вдруг изменятся, и отключила телефон.

Номера родственников у меня теперь в «черном списке», а я, как и обещала, высылаю им умеренные подарки. А внутри у меня укрепилось замечательное ощущение личной свободы и независимости.