Нужно развестись и жениться на беременной девушке

Ехали в купе с попутчицей. Дорога была дальняя, и мы разговорились. У Елены были грустные глаза, видно было, что ей хочется просто выговориться с кем-нибудь.

Когда речь зашла о мужьях, она отвернулась к окну, и начала свой рассказ:

— Мы прожили двенадцать лет, начинали с нуля, с небольшой комнатушки в семейном общежитии. Поженились еще студентами, перебивались с хлеба на воду. Толик подрабатывал по ночам, чтобы можно было в воскресенье позволить себе пойти в кафе или кино.

Потом учеба закончилась, я по специальности работать не пошла, всегда нравилось шить, устроилась в престижный салон, а Толик начал пытаться раскручивать свой бизнес. Он считал, что иначе мы никогда не выберемся из того общежития. Взял крупные суммы кредитов, закупил оборудование для изготовления кровли. Сначала снимал несколько помещений в каких-то мастерских, сам пахал день и ночь, и ребята с ним так же трудились, трое энтузиастов. Поверили ему, что со временем будут хорошо зарабатывать, и старались вовсю.

Пока бизнес становился на ноги, зарабатывала на прожитье я. В салоне платили неплохо, брала заказы на дом.

Толик хорошо вписался в рынок крыш, их продукция стала очень востребованной в городе, через год они выкупили все здание разорившихся мастерских, и под него взяли еще один кредит. Тогда у него работало уже человек двенадцать.

Так и покатилось. Толик и его три первых помощника стали руководить производством, которое расширялось и наращивало обороты.

Мы сначала купили обычную двухкомнатную квартиру, я родила старшего сына, сидела дома в декретном отпуске, да Толик и не хотел, чтобы я работала. Доходов, которые он получал за кровлю, вполне хватало на безбедное существование. Конечно, в своих цехах он проводил много времени, но заказчики на продукцию появились солидные, и затраты времени компенсировались с лихвой.

Вместе с появлением новых заказчиков появились и новые проблемы. Когда я приводила в порядок одежду мужа, находила в карманах различные чеки, которые никогда не выбрасывала, потому что он был очень щепетильным, и хранил чеки целым папками. Часто попадались чеки из ресторанов, а  однажды попался один из ювелирного магазина. В нем обезличено было напечатано: «изделие №431». На мои вопросы Толик отвечал, что водил угощать заказчиков, а «изделие» — заколка для галстука, подарок одному из крупных клиентов, у которого в тот день был юбилей. Выяснять подробности не хотелось, да, наверное, и не стоило. В семье у нас отношения были хорошие, подрастал сын, планировали еще одного ребенка.

Когда из двухкомнатной квартиры переехали в новый загородный дом, я перестала обращать внимание на чеки, просто складывала их и отдавала мужу. Он вел себя, как ни в чем ни бывало, по праздникам, и просто так, приносил мне роскошные букеты, часто дарил подарки.

Потом я забеременела, и врач, который меня вел, посоветовал съездить в санаторий, чтобы подстраховаться и немножко подтянуть здоровье. Путевка была на три недели, Толик меня проводил на вокзал, выкупив все купе, чтобы мне было ехать комфортно.

А возвращалась с вокзала после санатория я сама. Он позвонил, извинился, что очень занят, попросил взять такси.

Когда приехала домой, поняла, почему он меня не встретил. По всему дому были следы явного присутствия в нем женщины, которые просто бросались в глаза, и которые даже не пытались убрать.

Я это поняла, как намек на то, что здесь появилась другая хозяйка, не распаковывая чемодан, поехала к свекрови, у которой жил, пока я была в санатории наш сын.

Со свекровью у нас были очень хорошие отношения, я ей рассказала о том, что увидела, и попросилась пожить какое-то время у нее.

А Толик приехал на следующий день, и сказал, что будет со мной разводиться, потому что женщина, с которой он сейчас встречается, ждет ребенка, и бросить ее он не может.

У меня даже не было слов, чтобы выразить свое возмущение. Я была уже на третьем месяце беременности, а он сделал вид, будто даже не знает об этом!

Свекровь, несмотря на то, что сын, сказала в глаза, что он засранец, и дом должен в любом случае оставить мне. Толик не возражал, и после развода я переехала в наш, бывший таким уютным, дом.

Родила в срок девочку, в графе «отец» указала Толика, и теперь у меня есть Елена Анатольевна.

С той женщиной они недолго жили, через год после рождения ребенка разошлись. По выходным Толик приходит к нам, играет с детьми.

Смотрю, как они общаются, и думаю, наверное, до сих пор его люблю, если захочет вернуться, приму. И сама себя не понимаю…