На вид мальчику было не больше года. Теперь он сирота

10.01.2021 Выкл. Автор Tanya
На вид мальчику было не больше года. Теперь он сирота

Работать в доме малыша — еще то испытание. Это я по собственному опыту говорю. Я работаю здесь уже более десяти лет и переживаю за каждого младенца, как за родного ребенка. Часто прихожу домой вся в слезах. Супруг ссорится со мной, говорит, чтобы я уволилась. Но я не могу оставить своих детей … Я их люблю …

История каждого ребенка в нашем приюте по-своему особенная. Об этих несчастных детях можно рассказывать вечно. Ко всем нашим воспитанникам я отношусь одинаково хорошо, но история Димы меня зацепила больше всего. Не знаю почему, но когда я впервые взяла его на руки, поняла, что больше не смогу его отпустить.

В тот вечер у меня была ночная смена. Посреди ночи позвонил участковый полицейский и сказал, что к нам сейчас привезут мальчика. Ситуация стандартная. Таких в день может быть с десяток, поэтому я не особенно удивилась.

Через несколько минут копы привезли к нам маленького мальчика. На вид ему было не больше года. Я взяла его на руки и заметила в его глазах страх. Он был очень испуган и растерян. Он был в состоянии шока.

  • Что с родителями? — спросила я полицейского.
  • Только-что разбились в автокатастрофе. Близких родственников никаких нет, поэтому Димку к вам направили.
  • Мальчика зовут Дима? — поинтересовалась я.
  • Не знаю, но мы его так назвали. Кажется, ему это имя подходит.

Я смотрела Диме в глаза, а он только испуганно хлопал глазами. Мальчик не плакал. Он был таким сильным. У него было ангельское терпение и по щекам просто катились безмолвные слезы и очень колотилось сердце.

Мне захотелось его успокоить и согреть, поэтому я забрала его к себе в кабинет. Там мы с Димой и провели ночь. Я читала ему сказки и пела колыбельные. а он крепко сжимал мой большой палец в своей маленькой ладони.

С тех пор мы с Димой стали неразлучны. Я уделяла ему больше внимания, чем другим детям. Часто играла с ним и осталась после смены, чтобы дольше с ним побыть.

  • Не привязывай его к себе. Ему же хуже будет. Пусть привыкает к одиночеству, — постоянно повторяла мне няня. Но я не могла по-другому.

А через несколько месяцев меня уволили. Я попала под сокращение штата работников как профнепригодна. Кто такое придумал и почему именно я, до сих пор остается загадкой.

Я прощалась с домом малыша с чистым сердцем, ведь я отдавалась детям до последнего. С Димой прощаться было труднее всего, но я уже тогда знала, что мы с ним еще увидимся.

Как только я пришла домой, я рассказала мужу, что хочу усыновить Диму. Муж меня поддержал и на следующий день я начала собирать необходимые документы.

Через несколько недель у Димы появилась полноценная семья, а у нас — третий ребенок.