— Мы не хотим детей. Не нужны нам спиногрызы. Но ты только не начинай свои воспитательные беседы!

15.06.2021 Выкл. Автор Tanya
— Мы не хотим детей. Не нужны нам спиногрызы. Но ты только не начинай свои воспитательные беседы!

Алена родила дочку в 90-х. Она мечтала о большой и дружной семье, но врачи ее сразу предупредили, что повторная беременность может стать фатальной. Она не сильно расстроилась, ведь в дефицитные времена было не так просто растить детей. Тем более, муж ее бросил. Второй брак тоже оказался ошибкой, ведь супруг требовал ребенка. Когда он понял, что Алена не сможет ему родить наследника, бросил ее и сбежал.

Лариса росла талантливой и умной девочкой. Мама водила ее по разным кружкам, чтобы развить все способности. Она каждый вечер рисовала в мечтах счастливое будущее дочери. Кем она станет? Балериной или художницей? А, может, многодетной мамой? Она же так любила играть в куклы.

— Обязательно надо кушать кашу! Посмотри на Олю. Пока не покушаешь, гулять не пойдешь. И Ира с тобой останется дома, она сегодня себя плохо ведет, — приговаривала малышка куклам.

Она была такой маленькой, но такой заботливой и ответственной. Когда Ларисе исполнилось 11 лет, она даже домой соседскую девчонку привела. Родители-алкоголики ушли в запой, забыли о ребенке, а Лариса накормила ее, помыла и переодела. Алена смотрела и умилялась. Она была уверена, что дочка вырастет и станет хорошей мамой.

Лариса росла активной девчонкой, участвовала в разных концертах и организовала даже свою КВН команду. Она умела играть на гитаре и выступала в местных клубах. Только вот развлечения и молодежная непосредственность так затянули Ларису, что она документы из института забрала.

— Друзья у нее неформалы какие-то. Лохматые и чумазые. Сама стала неформалкой, начала ярко краситься, даже волосы в синий перекрасила, — жалуется Алена.

Подруги успокаивали женщину. Мол, это возрастное, все пройдет, но — увы.

— Нашла она себе такого мужика, что глянуть страшно. Он выглядит как 12-летний подросток. Как они внуков мне воспитывать будут? — негодовала Алена.

Лариса не считала, что Толик какой-то не такой. У него квартира была двухкомнатная и родители богатые. Даже свадьбу сыграли в клубе. Правда, родителей не приглашали. Алена устроила посиделки со сватами, но они какие-то странные тоже. Толика своего хвалят, гордятся им, во всем поддерживают.

Он работал на официальной работе, еще и в компьютерах хорошо разбирался. Лариса нашла себе вакансию в агентстве недвижимости. Они у родителей денег не просили — сами со всем справлялись. Путешествовали и развлекались. Алена дочери намекала, что возраст поджимает, пора бы гульки в сторону отбросить и о детях подумать. 

— Какого ребенка? Мы собаку хотим купить. Ты сможешь за ней присмотреть, пока мы в отпуск смотаемся? — спросила Лариса.

— Нет, на кошку еще согласна, но собаку — не под каким предлогом, — ответила Алена.

— Ладно, найдем кого-то…

— Дочка, ты тему не меняй, детей планируете-то?

— Мы — чайлдфри!

— Это болезнь какая-то?

— Да, не болезнь, просто мы не хотим детей. Не нужны нам спиногрызы, хочу трубы перевязать. Но ты только не начинай свои воспитательные беседы!

Все подруги успокаивали Алену. Они были уверены, что рано или поздно проснется материнский инстинкт, и решится Лариса на беременность. Но дальше — хуже.

— Мама, вон пусть твоя племянница тебе внуков рожает, от меня не жди. У нее четверо, тебе еще мало? Бери себе на выходные и нянчи. 

Алена завидовала своей сестре, у которой было четверо внуков. Лида же была недовольна, что ее дочка рожает одного за другим. Не поймут они друг друга. Сестра умилялась детским фотографиям и глубоко в душе надеялась, что когда-то и у нее появится внук. Сваты, кстати, были на стороне детей. Мол, надо уважать их личный выбор. Легко им рассуждать, старший сын им внуков подарил.

Прошел уже не один год — ничего не поменялось. Дети Алены так и дурью маются, хотя обоим уже за 30. Нормально ли жить так? Или обязательно надо оставлять после себя потомство? Нужны ли эти “спиногрызы”?