Мой дядя до последнего боролся за мою квартиру, а моя мачеха — за меня

На тот момент мне было лет пять, когда не стало матери. Когда ее похоронили, отец длительное время отчаиваться не стал — он и до того пил, а сейчас имел для этого весомый аргумент. И пил с абсолютно чистейшей совестью.

Ко мне он относился неплохо. Даже пытался заботиться. Ну настолько, насколько мог. Даже говорил: “Вообще должна быть благодарна, что не сплавил тебя в детский дом”. Благодарю, отец!

Первая женщина появилась в нашем доме, когда не прошло еще и сорока дней. Остается желать лучшего в отношении моральных принципов. Вообще, женщин было много. Одни из них были непонятные — тоже пили и проводили весело время по ночам. Так что за домом им следить было некогда, как и готовить. Папе это не нравилось, и появлялась новая.

Когда он приводил чистоплотную и работящую женщину, то она и сама понимала, что ей с отцом не жить. Вот так мы и жили года четыре. До этого момента отец сменил уже пару десятков женщин.

Как-то раз он привел в дом тетю Лиду. Она была настоящей леди! Вообще не понимаю, как она могла связаться с таким человеком, как мой отец: высокая, стройная, хорошая хозяйка, образованная, милая, с приличной работой. Жила она у нас пять месяцев, а затем папа ушел в запой.

По всему было понятно, что терпение у тети Лиды заканчивалось. Мы с ней ладили. Я ее даже успела полюбить. И она меня. Казалось, что в этом доме ее держу только я. Иначе бы давно уже ушла.

Проходило время. Отец потихоньку спивался. Но мы старались терпеть. А когда становилось невмоготу, то мы просто прогуливались.

И гуляли мы при любой погоде. И по жаре, и по морозу, и по дождю. Мне нравилось делиться с ней своими снами. Ну как снами, я больше фантазировала. То я была принцессой, то получила приз, то съела килограмм торта. Она все время была серьезной.

Однажды вечером мы занимались приготовлением пирога. Папы дома не было. Мы наслаждались спокойствием и раздался звонок в дверь. Когда открыли, то полицейский сообщил нам, что отца убили во время пьяного дебоша.

Сначала тетя Лида пошла опознать тело, огранизовала затем похороны. Из родственников папы даже никто не приехал — все легло на наши плечи.

А спустя пару месяцев пришел брат отца — дядя Леня. Решил оформить надо мной опекунство. Не думаю, что он любил меня. Но стал воевать с мачехой за права на опекунство. Нужна была ему не я, а квартира, которая осталась от родителей. Она находилась в хорошем районе. И сдать можно, и продать. Если сильно постараться.

Мачеха наняла адвоката, но тот сказал, что шансов у нее немного. Ведь они с отцом даже официально не расписались. А у дяди полноценная семья. Только сдаваться она не собиралась. Решили договариваться полюбовно. 

Тетя Лида сказала, что они забирают квартиру, а она заберет меня. Не в курсе, как они это сделали, но спустя два месяца мачеха получила опеку надо мной, а дяде отошла квартира. Она тогда сказала: “Вряд ли бы квартира сохранилась до момента твоего взросления. А без квартиры ты все равно не останешься — все мое заберешь.”

У нее была прекрасная квартира. Даже лучше нашей. Только она ему о ней не говорила, потому что боялась, что он и ее пропьет.

Растила она меня, словно родную. Выучила меня, заботилась, справила свадьбу и нянчила внука. Умерла, когда мне исполнилось 28. Когда я перебирала документы, то обнаружила дарственную на мое имя. Оказалось, что она переоформила ее на меня сразу, как только я стала жить с ней.

Мы живем в ее квартире сейчас вместе с моей семьей. Все, что имею сейчас — только благодаря ей…