Мама так ждала детей в гости, накрыла стол, но никто не приехал

21.02.2021 Выкл. Автор Tanya
Мама так ждала детей в гости, накрыла стол, но никто не приехал

Анна Георгиевна сидела у окна и смотрела на мигающую новогоднюю елку. До Нового оставался час, а она одна. Хрустальные стаканы, разные салаты, красиво сложенные салфетки, ее коронная утка и раритетный сервиз. Женщина перевела взгляд на стол, который буквально ломился от угощений, и вздохнула. Пришло сообщение.

“Мам, я не приеду, у меня друзья собрались, да и корпоратив перенесли. Заскочу на днях. С Наступающим!”.

 — Виталик обещал с женой и детьми приехать, даже не позвонил, смс отправил. Я же надеялась, готовилась. Младший сын тоже нашел миллион отговорок, чтобы не приехать. Грипп у него, хотя что за веселые крики и тосты звучали рядом? —  заговорила она сама с собой.

После того, как Анна Георгиевна овдовела, дети начали редко приезжать. Раз в месяц звонят для галочки. Чтобы с внуками поведаться, приходится в город ехать, в гости напрашиваться, ведь никто ее сам не зовет. Она и не навязывается, понимает, что у детей уже свои семьи. Но иногда же можно навестить старенькую маму…

Вот и Новый год. Женщина обвела взглядом украшенную комнату и подошла к телевизору. Улыбнулась, но в горле стоял какой-то комок от обиды.

 — Сейчас молодежь салюты будет пускать, выйду посмотрю. 

Она хлопнула дверью, накинула старое пальто и выбежала во двор. Женщина будто в другой мир попала: все наряженные, счастливые, дружелюбные. Прямо в центре двора стоял огромный стол с угощениями и шампанским. Анна Георгиевна даже растерялась немного от удивления. Вдруг незнакомка протянула ей пластиковый стаканчик и громко крикнула: “С Новым годом!”.

Женщина выпила стакан игристого и закусила вкусным наполеоном. Она смотрела на искры салюта, а потом ее внимание переманил ворчащий старик, сидящий на лавке.

— Новый год, а он ворчит. Неприятный тип! — подумала Анна Георгиевна и отодвинулась от него.

 — Чего вы? Я же не кусаюсь! Просто хлопушка прямо под ногами взорвалась. С Новым годом, красавица! — сказал он.

— Красавицей я была лет сорок назад, а сейчас…

— Я тоже был импозантным мужчиной и завидным женихом сорок лет назад. Но вы и сейчас чертовски привлекательны!

 — Спасибо, но вы преувеличиваете.

Они разговорились до такой степени, что даже не заметили, как народ начал расходиться.

— Внуки у вас есть? Скучаете? — спросила Анна Георгиевна, ведь именно эта тема была для нее больным местом.

— Есть, но я никогда не встречался с ними. Общение по видеосвязи не считается. Но я не печалюсь, ведь счастье не зависит от наличия детей и внуков. Рыбалку, театр, кино, вязание — что любите?

Анна Георгиевна в тот момент оторопела. Она привыкла жить ради детей. Всю жизнь она заботилась о них, забывая о себе. Она даже не знала, что она любит. Чтобы не разочаровать собеседника, женщина ответила:

 — Все люблю!

— Раз рыбалку тоже любите, значит, мне подфартило. У меня есть свой рыбачий домик на речке. Хотите посмотреть? Езды-то на час! Красота там какая, слов не хватает! Соглашайтесь!

 — Сейчас что ли?

— А чего тянуть? Жизнь проходит! Отметим там Новый год.

Вдруг она вспомнила о детях, которые обещали заехать через пару дней. Мама привыкла пренебрегать своими планами через их прихоти. Бесконечное ожидание ей настолько надоело, что она согласилась на предложение мужчины. Буквально через полчаса они были уже в пути.

Дорога оказалась тяжелой, так как путь к рыбацкому домику замело. Анна Георгиевна ужасно хотела кофе, но о своем желании молчала. Ее спутник будто прочитал мысли, свернул к придорожному кафе и предложил погреться. Когда они вошли внутрь, настроение женщины испортилось — все столики были заняты какими-то байкерами. Рядом с ними лежали шлемы и кожаные перчатки. Они матерились и беседовали на повышенных тонах. Анна Георгиевна встревожена дернула своего спутника, демонстрируя недовольство.

 — Не бойся, это обычные байкеры!

Внешность бородатых мужчин все равно не давала Анна Георгиевне успокоиться. Когда она сделала первый глоток вкусного кофе, немного приутихла. Вдруг какой-то здоровяк подошел к ним и резво сел за стол:

— Ваш джип у входа? — рыкнул он.

— Да, — совершенно спокойно ответил Роман Николаевич.

— С собой возьмете? До Питера не доживет, замерзнет, — сказал байкер, достав из-под куртки маленького рыжего котенка.

Анна Георгиевна прижала к себе маленького зверька и заплакала. Она так мечтала о нем, но у внуков аллергия, дети запретили ей и думать о живности в доме. Уже втроем они продолжили путь. После горячего напитка под милое муркотение женщина уснула. Проснулась лишь тогда, когда перед ее глазами появился маленький кукольный домик из дерева, стоящий прямо на замерзшей реке. 

Они забежали в дом и разожгли камин. Сидела на пушистом коврике и пили красное вино. Потом уснули, устав от бесконечных разговоров. Проснулась Анна Георгиевна от солнечных лучей и запаха, который доносился со стола. Ее любимый кофе. Она сделала первый глоток и закрыла глаза от удовольствия. Прямо с морозным паром в дом вошел Роман Николаевич:

— Доброе утро, лежебока! Завтрак готов. 

— Жареные лещи, обожаю! Я теперь люблю рыбалку еще больше!

Днем Роман Николаевич затеял экскурсию. Он показал своей спутнице все окрестности, монастырь и собор, сводил в музей. Женщина покупала сувениры и фотографировала все, щелкая камерой смартфона. А вечером они вместе смотрели на закат, укутавшись в плед и попивая глинтвейн. Каждый день ловили рыбу и ходили по ледяной речке.

— Как жаль, что каждая сказка кончается. Можно Рыжика себе возьму? — спросила Анна Георгиевна, складывая вещи в чемодан.

— Настаиваю на совместном владении!

— Как это возможно? Будем посменно его брать?

— Стресс коту ни к чему. Предлагаю жить вместе, хотя бы ради Рыжика.

Ей стало плохо. Семья, дети. Они там, наверное, ищут ее, а она еще и съехаться захочет с Романом Николаевичем. Начнут упрекать, позорить. Стало стыдно. 

— Чего ты поникла, как шкодливая пятиклассница? Я же не заставляю, твоя жизнь — ты и решай.

Чувство вины ее не покидало, но она не могла найти причину этого жалкого состояния. В полной тишине они добрались до вокзала. Перед тем, как проводить свою женщину, Роман Николаевич сказал:

 — Ань, я не шучу, я замуж тебя зову. Если что — пиши и звони.

Она лишь кивнула головой и поспешила на поезд. Приехала домой, убралась, хотела набрать номер сына, но позвонила Роману Николаевичу:

— Я согласна, Рома!

В честь такого события он затеял в рыбацком домике ремонт, а на время переехал к ней в квартиру. Они уже и расписаться успели, когда сын впервые позвонил матери. Трубку взял Роман Николаевич.

— Кто это? — удивился Сергей.

— Отчим твой, наверное, я. Я — новый муж вашей матери.

Сергей бросил трубку, а Роман поспешил предупредить жену. Через час в их семейном гнездышке разгорелся настоящий скандал. Сыновья примчались и начали орать на Анну Георгиевну:

— Тебе 65 лет, нечем заняться? Какое замуж? Когда ты успела с ним познакомиться? Может, он аферист, квартиру твою хочет отобрать! Тебе в психушку надо.

— Может, вы будете выражения подбирать? Она сама вправе решать, как ей жить. Она моя жена, и я не дам ее в обиду! — сказал Роман Николаевич.

— Я думала, вы обрадуетесь, что я теперь не одна. Квартиру боитесь потерять? Так мне не долго осталось, в могилу ее с собой не заберу. Завещание написала, можете ознакомиться, —  сквозь слезы прошептала женщина.

— В твои-то годы… — возмутился младший сын.

— Мои годы? А когда я жить могла, если все ради вас делала? Теперь и нужной себя чувствую, и любимой. Скоро и в путешествие отправимся. Да, любимый?

Сыновья смотрели на Анну Георгиевну и хмурились. Потом они поближе познакомились с маминым спутником и уладили конфликт. Роман Николаевич им рыбалку хорошую пообещал, как тут не подобреть? Так и зажили вместе, и внуков видели, и дети почаще стали приезжать — Валдай все-таки, это не мамина деревушка.