Мама решила поруководить мной даже после обручения..

05.05.2022 Выкл. Автор Tanya
Мама решила поруководить мной даже после обручения..

Те, кто вырос в семье один, жалеют, что у них не было братьев, сестер… А у меня картина обратная. Я очень люблю своих сестричек и братьев, нас росло в семье семеро, только вот общались мы все вместе нечасто. Мама старалась каждому из нас дать задание «по возрасту». Так как мы с Алексеем, моим старшим братом, возглавляли наш «детский сад», то нам заданий доставалось больше всех.

У меня они были больше женского направления – присмотреть, приготовить, убрать, постирать… У брата, соответственно, — мужские. Он делал закупки продуктов, выполнял мелкие, а потом и не очень, ремонты в квартире. Вместе мы добросовестно занимались заготовками на зиму, отправляясь после окончания школы к бабушке в деревню на все лето.

Мы с братом были «универсальными солдатами», и к началу учебного года наша квартира была похожа на склад продукции консервного комбината. Кроме этого – овощи, в мешках и ящиках, специально для них был сделан довольно просторный подвал (мы жили на первом этаже, и такие дополнительные «расширения» жилплощади были в порядке вещей).

После школы я поступила в техникум, брат к тому времени уже работал на предприятии, и большая часть сельскохозяйственных работ легла на меня. Правда, подтянулись уже младшие сестры-братья, но они, в силу своего возраста еще не могли в полной мере помогать мне в деревне, хотя и старались.

У бабушки в деревне я встретила и своего будущего мужа. Мы быстро увлеклись друг другом, он тоже приезжал туда к бабушке, Антонине Федоровне. Это была очень строгая женщина, она без одобрения смотрела на наши с Денисом встречи, постоянно одергивая его и упрекая меня в бесстыдстве. Мы согласно кивали, спорить с бабушкой Дениса было бесполезно, но все равно продолжали встречаться, как правило на берегу живописной речушки Верёвчиной.

Та же строгая бабушка неожиданно преподнесла нам сюрприз. Однажды, когда мы с Денисом сидели на лавочке у ее дома, она вышла из калитки. Мы, ожидая очередных упреков и нравоучений, отодвинулись друг от друга, а бабушка улыбнулась:

— Да ладно вам, голубки, воркуйте, только вот серьезно уже на это смотрите. Пошли в дом, поговорим кое о чем…

Мы в растерянности пошли за бабушкой, сели за стол с пирогами и чаем, и Антонина Федоровна сказала:

— Вот что, внучок, жениться на Светлане думаешь?

Денис поперхнулся чаем, а бабушка продолжала:

— Чего таращишься? Не понял, о чем я говорю?

— Понял…

— Так чего молчишь, говори, когда спрашиваю!

Я притихла, слушая диалог бабушки с внуком, а Денис вдруг приободрился и выдал:

— Конечно, думаю, Света, пойдешь за меня замуж?

Они с бабушкой теперь смотрели на меня, в ожидании ответа.

— Пойду…

Бабушка рассмеялась:

— Ну, слава Богу, определились! А жить-то где будете, молодежь?

Мы с Денисом переглянулись и недоуменно пожали плечами…

— Вот, так я и думала! Значит слушайте меня! Завтра едем в город, к нотариусу… Нет, сначала в ЗАГС, заявление подадите, потом к нотариусу. Переоформлю на вас квартиру, которую сдаю постояльцам. Они через месяц-два выедут, вы распишитесь, и – в свои хоромы! Согласны?

Денис подскочил и расцеловал бабушку:

— Ну конечно согласны, бабуля! Ты еще спрашиваешь!

Антонина Федоровна с напускной строгостью ответила:

— Ладно, ладно, теперь – по домам, спать! Завтра трудный день!

… Когда мама узнала, что мы с Денисом решили расписаться, она отреагировала оригинально. Ни радости, ни осуждения на лице написано не было. Сразу стала заметна работа мысли над каким-то вопросом, и вскоре я поняла, о чем думала мама:

— Баба Тоня молодец… Ты смотри, свою квартиру вам отдает… Только зачем вам три комнаты? Что вы там вдвоем будете делать?

Я попыталась возразить:

— Пока вдвоем, а там дети пойдут, как раз будет замечательно!

— Ага, у вас еще не ясно, пойдут, или не пойдут, а у твоего брата уже есть, ютятся в одной комнате в общежитии… Вы, наверное, идите в их комнату, а брат пусть заселяется в квартиру бабы Тони!

Это предложение было не то что неожиданным, оно было абсолютно неприемлемым, а мама, наверное, не поняла, что распоряжаться мной, а тем более Денисом и недвижимостью у нее теперь не получится от слова «совсем». И я решительно отрезала:

— Ну уж нет! Мы будем жить в квартире Антонины Федоровны, а брат пусть думает, как ему с семьей расширять квадратные метры!

Мама вытаращила на меня глаза:

— Вот как ты со своим братом! А ведь выросли вместе! Не чужие!

— Конечно, не чужие, и выросли вместе, только квартиру не ты нам даришь, поэтому и распоряжаться, кому где жить не нужно!

Брат, узнав от матери о нашем разговоре, воспринял ситуацию нормально. Он понимал, что, заселившись в общагу, мы с Денисом долго из нее не выберемся, пожелал нам счастливой семейной жизни, и порадовался, за такое прекрасное решение нашего квартирного вопроса.