— Мам, возьми Димку себе, а то меня замуж зовут!

26.07.2021 Выкл. Автор Tanya
— Мам, возьми Димку себе, а то меня замуж зовут!

Дима спал, а бабушка сидела в кресле, вязала и охраняла сон внука. Если бы не переживания, связанные с дочкой, на ее душе было бы спокойно. Ирина всегда говорила “не переживай”, однако именно после этих слов начинались какие-то неприятности.

То институт бросила, то попала в какую-то финансовую аферу, то чуть в тюрьму не засадили. Потом вышла замуж, родила Димку и после очередного “не переживай” развелась.

Ирина отмечала какое-то событие в ресторане с подругами. Вера Петровна боялась даже приближаться к телефону, чтобы опять не услышать эту зловещую фразу. Она осталась одна, когда дочери было 13 лет. Муж погиб, а женщину закрутила нелегкая жизнь 90-х годов.

Павел тоже всегда ей говорил “не переживай”. Когда они прощались в последний раз, он повторил несколько раз эту фразу. 

Вера Петровна вернулась на землю, услышав стук двери. Это была Ирина.

— Мам, у меня срочный разговор.

— Димка покушал, но капризный сегодня такой, — сказала Вера Петровна.

— Да, я не об єтом. Ты молодец. У меня более серьезный разговор.

— Смотри, ребенка не разбуди.

Мама чувствовала какую-то тяжесть на душе. Дочь взглянула на нее так странно, одарив холодной вечностью. Глаза Ирины были чужими, Вера Павловна это чувствовала.

— Мам, меня замуж зовут.

— Опять? Может, не надо спешить?

— У меня больше не будет такого шанса. Я хочу уехать с Джошкуном…

— Куда уехать? Джош…?

— Мам, он турок. Он очень богатый человек.

— А я буду в одиночестве старость встречать?

— Нет, я тебя одну не оставлю — Димка остается в России. Джошкун против моего ребенка, родственники не примут мой “прицеп”.

— Ирина, я что-то вообще запуталась…

— Мама, ну что ты как маленькая? Он меня замуж зовет, но от ребенка отказывается. Воспитаешь сама внука?

— Дочка, это же твой сын! Тебе все равно? Ты не любишь его?

— Люблю, но я хочу быть счастливой. Я буду высылать вам деньги, так будет лучше для всех. 

— Дочка дело не в деньгах, а в любви.

— Какая любовь? Сидеть и смотреть на твои древние ковры? 

— Мне так страшно, Ира…

— Не переживай, мама.

— Нет, дочка, ты до конца не осознаешь суть проблемы. Твой отец тоже однажды сделал неправильный выбор, не повторяй его ошибок.

— Ага, был бы живой, в такой нищете бы не жили.

— Дочка, ты не сможешь хорошо жить, если не пересмотришь свое решение. Никогда.

— Мама, не говори глупостей. Я еду, да?

— А ты спешишь?

— Ну, не сильно.

— У тебя есть три дня, чтобы сделать выбор. Если ты сделаешь его в пользу мужика, я больше тебя не пущу на порог.

— Как не пустишь? Я же буду приезжать!

— Нет, я не позволю рвать на части детскую душу.

— Он мне еще благодарен будет.

— Повторяю: у тебя три дня на раздумья.

Думать было сложно, но желание быть богатой, успешной и счастливой перевесило. Вера Петровна до последнего надеялась, что дочка не сможет бросить сына. Но, увы… Она не понимала, как смогла  воспитать такую безразличную, холодную, черствую душу. 

Она вернулась домой через пять лет. С турком жизнь не задалась сразу. Но она все равно слала переводы матери, но они возвращались назад. Потом и телефон стал недоступен.

— Мне бы Димку из детдома забрать. Жаль, что маму не смогла провести в последний путь. Не дождалась она меня, но во сне вычитала мне морали. Просила Димку забрать, ему же в приюте не сладко живется. Я заберу обязательно, если будет возможность.