Как девушка отбила желание у бабок под подъездом судачить о ней и ее жизни.

17.02.2021 Выкл. Автор Masha
Как девушка отбила желание у бабок под подъездом судачить о ней и ее жизни.

-Фу, какая. Ты только глянь  на нее, Бась. Срам ведь какой. Куда вообще ее родители смотрят?

-Да это просто позор. У нее и юбка на юбку не похожа. Ты глянь, какая короткая. Что она там прикрывает? Наклониться — зад всем показывать будет. Гадость какая!

-А накрасилась то как, намазюкала все, что только можно было, наверное. Противно смотреть. Будто с улицы красных фонарей пришла. А. Что ж это за молодежь такая. Мы когда молодые были — все одевались скромно, никогда и тела голого не показывали. А это прям век нудистов. Ужас просто какой.

-Какое там? Они и об учебе не думают — только о спариваниях и гулянках. Боже мой, и что с этим миро произошло. А?

Бабки все обсуждали вид Светы, которая направлялась в университет. Уже не раз Света становилась свидетелем ярого осуждения ее яркой личности. Но и никогда это ее так не задевало, как в этот раз. Пока что Света решила промолчать.

На следующее утро любительницы потрескать языками снова были на своем месте и снова обсуждали вышедшую с подъезда Свету. 

-О, смотри, снова размалеванная идет. И юбка даже еще короче. Ну совести просто ноль. -Начала одна из старух. И тут Света не выдержала. Решила ответить.

-Уважаемые, какая вам разница, как я выгляжу? Чем это я вас так смущаю?

-Как это чем? Да ты просто позорница, на путану похожа. Как тебя вообще земля носит?

-А вот так и носит. Одеваюсь, как хочу. Мы живем в свободном обществе.

-Бесстыдница ты, вот и все. — Ответила другая бабка.

На следующее утро Света вышла в длинном платье в горошек с закрытыми рукавами и шеей, на щеках румянец, ноль косметики, платок на голове. А еще взяла с собой семечек тыквы. Присела на лавку с бабками и давай к ним говорить.

-Ну что подружки-говорушки? Что и как? Какая там новая путана в подъезд приехала, а? — Бабки были просто в шоке и тут же разбежались по домам. А Свету больше не занимали своими нравоучениями и никогда больше не обсуждали ее вид.