«Где моя картонная книжка?» — спросила свекровь

Недавно мы праздновали годик нашему малышу. Пригласили, естественно, родителей. Свекр со свекровью подарили внуку погремушку и картонную книжку «Курочка Ряба».

Немного посидели за столом, пришло время кормить Никиту, потом водные процедуры и спать. Родители не стали нам мешать, и ушли домой.

На следующий день мы с Никитой начали рассматривать подарки. У погремушки век оказался короткий, после двух-трех взмахов Никита ударил маленькой «булавой» по быльцу кроватки, и «булава» разлетелась на несколько частей. Он с интересом исследовал содержимое (там было несколько пластиковых шариков), и попытался тут же засунуть себе в рот два из них. Я была на страже, и пресекла несанкционированную «дегустацию», а начинающийся по этому поводу рев прекратила, дав вкусняшку – любимую Никитину ягодку-клубничку.

Чтобы еще дальше увести от шариков погремушки, взяла в руки книжку о курочке, и начала с выражением читать, как дед и баба «били-били».

Никита сначала согласно кивал головой в такт «бил-бил», наверное, ему понравилось звукосочетание, но интерес к тексту пропал, зато начался очередной плотоядный выпад.

Цепко схватив страничку книжки, он рванул ее на себя, тут же начал жевать. С трудом удалось отнять у него «добычу», а сглаживать углы пришлось уже тремя клубничками.

Но книжка пришла в совершенную негодность. Склеивать три картонки, разодранные в клочья, да еще слегка пожеванные я не стала.

А зря. Через неделю на пороге стояла свекровь. Еще не раздевшись, она потребовала «Курочку Рябу», чтобы, цитирую, «прочитать Никитушке так, как еще никто ему не читал».

Глянув на мое кислое выражение лица, свекровь возмутилась:

— Ты что, против, чтобы я читала внуку книги?

— Да я-то не против, только «Курочка» уже не живет у нас, Никитка отправил ее к цыпляткам. – пошутила я.

А свекровь буквально взорвалась:

— Это ты специально сделала, чтобы у него не было наших подарков! Зря только деньги потратили! (30 рублей)

Мои объяснения, что это ребенок, и что ему все хочется исследовать услышаны не были. С ужасом я думала, что свекровь еще не знает о судьбе погремушки.

Выручил пришедший с работы муж. Он сгладил углы, успокоил маму, достал другую книжку-раскладушку, которую Никита разодрал с такой же скоростью, как и «Курочку Рябу».

Свекровь еще не остыла, и прокомментировала:

— Это не в нашу породу, у нас к книгам относятся очень бережно.

Я не удержалась, и ответила:

— Наверное, в нашу, мы, помню, три библиотеки изорвали в детстве!

Разгорающийся скандал опять потушил муж, вызвавшись провести маму домой. Молодец он у меня, хоть и трудно бывает с такой мамой-интеллектуалкой.