«Деньги на две части разделю. На одну куплю себе студию, а вторую часть отдам дочке, пусть что хочет, то и делает»

22.11.2021 Выкл. Автор Tanya
«Деньги на две части разделю. На одну куплю себе студию, а вторую часть отдам дочке, пусть что хочет, то и делает»

«У всех дети, как дети, к родителя прислушиваются, а моя готова чужим людям в ножки кланяться. Родная мать ей хуже злейшего врага», — жалуется Зинаида на собственную дочку. А дело в том, что Наталья уже несколько лет живёт с мужчиной в гражданском браке. Тот открыто заявляет, что не готов официально оформлять отношения. «А зачем мне этот штамп в паспорте? Мне и так хорошо». И это при том, что у них ребёнку уже два года исполнилось. А недавно Зинаида узнала, что дочка снова ждёт пополнение. «И самое обидное то, что она не признаётся, я спрашиваю, ты что, беременна? А Наташка отмалчивается, объясняет, что поправилась. Вижу я, как она поправилась и отчего».

Поправляться Наталье и в самом деле не от чего. Она с сожителем едва концы с концами сводят. Женщина не работает, сидит в декретном отпуске, а Дмитрий тоже перебивается временными заработками. И вот Наташа надумала второго ребёнка родить. Мать только ахает: «Куда ещё? Первый мал, а ты второго, у самой ни кола, ни двора, о чём только думаешь?».

В ответ на укоры матери дочка тоже не молчит, а отвечает очень даже обидными словами: «Вот знала, что ты за меня рада не будешь, поэтому и не хотела тебе о беременности рассказывать. Другие матери как-то умеют подбодрить, поддержать, а ты только и знаешь, что кричишь и причитаешь. Буду рожать столько, сколько захочу, тебя спросить забыла. Ты что мне сильно с первым помогала? Конечно, от тебя дождёшься!».

Зинаида чуть не плачет от таких слов. Конечно, она не всегда помогала с ребёнком, но это потому, что работает. И дочке то пачку памперсов купит, то продукты, то к празднику конверт с деньгами передаст, чтобы та себе вещи купила. Правда, до Натальи эти деньги не доходят. Каждый раз  в семейном бюджете дыра, которую срочно нужно заткнуть. Вот  Наташа и отдаёт деньги, но ведь не сама заработала, мать дала.

«Чует моё сердце, что вместе они долго жить не будут. Уйдёт Наташкин ухажёр. А её с двумя детьми на руках оставит. И куда она потом? Конечно, ко мне придёт», — рассказывает свою историю Зинаида. «Да я лучше с детьми на вокзал пойду, чем к тебе», — кричит дочка. И это тоже очень сильно печалит мать. «У неё все хорошие, и этот сожитель ленивый и подружки и мать ухажёра, одна я враг народа».

Думала, думала Зинаида и придумала свою двухкомнатную квартиру продать. «Деньги на две части разделю. На одну куплю себе студию, а вторую часть отдам дочке, пусть что хочет, то и делает. Сами они на жильё никогда не насобирают, так не век же с детьми по съёмным квартирам мыкаться».

Вот только подруга отговаривает Зинаиду поступать подобным образом. «Это благородно, но глупо. На половину вырученных денег ты не сможешь себе квартиру купить. А Наталья даже думать об этом не будет. Проедят они твои деньги и всё». Но Зинаида не хочет отказываться от идеи. «Добавлю свои сбережения, у меня есть ещё немного, на студию хватит. А Наташа пусть ипотеку оформи. Ей тоже на первый взнос хватит».

«Нет, ипотеку твоей Наташе не оформят в её-то положении. Она скоро в декрет пойдёт, а стабильного дохода у семьи нет. Поверь, потратят деньги, а если в семье разлад начнётся, то придёт она с детьми к тебе. А куда ей ещё деваться? И ты, конечно, пустишь, только будет у тебя уже не двухкомнатная квартира, а студия. Повремени ещё, посмотри, время всё само на места расставит».

Можно понять Зинаиду, болит материнское сердце. Понимает она, что ничем, кроме своей квартиры помочь дочери не может и вразумить тоже не может. И хочется ей, чтобы Наталья поняла, что ближе матери нет у неё никого на свете, ведь разве чужой человек согласиться на такой поступок, чтобы квартиру продать? А вот подруга Зинаиды очень сомневается в том, что у Натальи появится здравый смысл, она словно ослеплена своим сожителем, ничего вокруг ни видеть, ни слышать не хочет. Опомниться потом, да поздно будет.

Так бывает в жизни, когда близкие люди почему-то отдаляются, а потом жалеют. Вот и Зинаида попала в подобную ситуацию. Видимо она сильно дочку от реальной жизни оберегала, если та готова так слепо мужчине верить. А ведь он сам никакой ответственности брать не хочет, да и не скрывает этого. Нет у Наташи и детей крыши над головой, а его это не печалит. Может просто поджидает подходящий вариант, а потом поминай, как звали.

А как вы считаете, мать должна поддерживать собственную дочку или она уже в взрослый человек, у которого своя голова на плечах? Что вы можете посоветовать героине данной истории?