Был у меня в классе один мальчик по имени Стасик. Я заметила, что с ребенком начало происходить что-то не то.

24.02.2021 Выкл. Автор Masha
Был у меня в классе один мальчик по имени Стасик. Я заметила, что с ребенком начало происходить что-то не то.

Вот уже десять лет, как я работаю учителем в школе. Все десять лет я была учителем предметником — читала уроки литературы и русского языка. Но в этом году мне дали класс, а потому я стала еще и классным руководителем. Стоит отметить, что это работа очень ответственная и будь я директором — абы кому ее точно не давала бы. Дело в том, что классный руководитель должен быть мало того, что хорошим психологом, но еще и чутким человеком, которому не чужды проблемы детей. Ну а любовь к детям — мне кажется, каждый, кто идет учиться в педагогический университет, должен ее иметь в сердце. К тому же, именно в школе и именно учителя закладывают детям базовые знания и инстинкты, а также формируют отношение к этому миру. Это очень ответственная работа.

Так вот, был у меня в классе один мальчик по имени Стасик. Очень приятный малыш, невысокого роста и с очень пронзительным взглядом голубых глаз. Я заметила, что с ребенком что-то начало происходить не то. А потому оставила его после урока поговорить. И вот мальчик мне рассказал, что два года тому назад умерла его мама от рака, а теперь отец привел в дом новую женщину, да только ему она не нравиться. Я попыталась успокоить ребенка и снять уровень тревожности, а также пообещала ему, что я схожу к ним домой и познакомлюсь с Ириной лично. Да-да, я именно из тех учителей, кому и правда не чужды проблемы детей. Ведь я тоже была ребенком, тоже училась в школе. И когда у меня были проблемы в семье — всем было все-равно. Потому я и решила стать учителем и поменять все, опрокинуть с ног на голову.

Так вот, спустя пару дней, когда у меня было меньше уроков, чем обычно, я пошла в гости к Стасику. Двери мне открыла приятная женщина, лет 40. По глазам было видно, что Ирина не плохой человек. Мне тут же было предложено чай, а также разные угощения к нему. В доме все просто сияло идеальной чистотой, а то, насколько опрятно выглядела сама Ирина, невозможно даже описать. Она рассказала мне, что в семье этой не долго. Буквально пару месяцев. С отцом Стасика вместе работали и вот она поддерживала его после смерти супруги. Так они и сблизились — в Ире отец Стасика, Геннадий, увидел родственную душу.

Она знала, что возможно Стасик не захочет принимать ее как новую маму, по крайней мере как спутницу жизни своего отца, но делала все возможное, чтобы сгладить острые углы в их отношениях. И я видела по глазам Ирины, что это истинная правда. Позже пришел с работы Геннадий и мы поговорили о том, что Стасику было бы хорошо позаниматься с психологом в ненавязчивой обстановке. Ну а Ирине я посоветовала не сдавать позиции и показать всем своим нутром Стасику, что она для него ни в коем случае не угроза. Напротив — помощь и спасение.

Прошло больше месяца, Стасик ходил на встречи с психологом, Ирина все также мило обращалась с ним, постоянно во всем предлагала свою помощь. И вроде как понемногу становилась ему как друг. Да кто мог подумать, что интермиссия наступит в совершенно другой момент.

Однажды Стасик пришел в школу, я заметила, что он был предельно взволнован. После урока мальчик подошел ко мне и стал со мной говорить.

-Лидия Григорьевна, знаете, Ира не такая плохая. Она хорошая и я это понял только сейчас. Вчера у нее умерла мама. Представляете, точно также, как и у меня. Она осталась без мамы, одинокая, как я и ей очень больно. И вот я подумал, ведь я могу спасти ее от боли. Я поделюсь с ней своим папой и нам обоим станет легче. — Боже мой, какой мудрый ребенок и как все правильно подметил. Люди встречаются, чтобы исцелить боль друг друга.