Брата вы жильем обеспечили, а я вынуждена ждать наследства! — ругалась дочка

15.04.2022 Выкл. Автор Tanya
Брата вы жильем обеспечили, а я вынуждена ждать наследства! — ругалась дочка

Дочка обиделась на меня и отца. Я шокирована, а папа отказывается теперь с ней разговаривать. Ведь он думает, что она стала наглой до беспредела. Не следит за своим языком. Я его в чем-то поддерживаю. Ведь она перешла все границы. В то же время она моя дочь. Как тут быть.

У нас двое детей. Мы мечтали о большой семье. Но я долго не могла родить, затем начались осложнения. Доктора запрещали рожать и пророчили бесплодие. Мы расстраивались с супругом. Только что поделаешь. Медицина была еще не та, что нынче. Когда сыну исполнилось 12 лет, я себя плохо почувствовала. Подумала, что приболела и решила пройти обследование. В итоге меня обрадовали — я забеременела. Мы даже плакали с супругом от радости. Ведь уже не рассчитывали стать родителями еще раз.

Родили дочку Инну. Заботились о ней изо всех сил. Любили и лелеяли. Скорее всего, переборщили с заботой. Она росла капризной девочкой, хотя мы старались исправлять все недостатки. Не выходило. Я продолжаю себя винить, муж проявлял строгость, а я не могла. Я думала, что муж преувеличивает все. Ведь это девочка. Но сейчас понимаю, что была неправа. Я залюбила дочку и она выросла испорченной.

Когда сын пришел из армии, мы с отцом подарили ему квартиру. Мы рано начали откладывать, влезли долги и у нас получилось. Все выплатили, тогда хорошо зарабатывали. Подумывали о том, что оставить дочке. Начали собирать, но все ушло на ее учебу. Она работать не хотела, но мы и не настаивали. Ведь программа серьезная. Подумали, что выучится и тогда уже начнет подрабатывать. И так до 22 лет Инна прожила с нами. Мы ее полностью обеспечивали.

Через год после окончания учебы она нашла мужа. Я не хотела, чтобы она так рано заводила семью. Но меня никто не послушал. Она заявила, что уже взрослая и самостоятельная. Супруг поддержал меня, но не спорил с дочкой. Я угомонилась. Пусть учится сама.

Жили молодожены на съеме. А Инна к такому не привыкла. Она ведь не знала, что вообще в этой жизни почем. Всегда все готовое ей приносили на блюдечке. Вышло же на деле так, что ей приходилось тратить зарплату на все, а не только на себя.

Денег стало не хватать. Они с супругом работали, только что могла молучать молодежь? Зять был опытный, какое-то время жил сам. А вот дочке приходилось менять свое мировоззрение. Ведь денег катастрофически не хватало.

Мы понемногу давали ей деньги, только возраст уже не позволял работать на полную. Я была на пенсии, муж тоже. Хорошо, что сын помогал. Он знал, что мы отдаем деньги Инне, но помалкивал, за что я ему благодарна.

Перед свадьбой мы с супругом приняли решение переписать квартиру на дочь, чтобы после нашей смерти она досталась ей. Ведь мы сына жильем обеспечили. Сын не был против. Хотя я думала, что он подумает, якобы решение наше несправедливое.

В итоге оказалась недовольна дочь. Она узнала о нашем решении, посчитала свои расходы и сделала вывод, что снимать жилье очень дорого. Они даже отложить ничего не могли. Даже до зарплаты еле дотягивали. Какие там накопления. Вот приходит она к нам с разговором. Якобы родители мужа готовы вложиться в ипотеку, но каждый месяц придется платить крупную сумму.

Вы же брата жильем обеспечили, он ушел на вольные хлеба, на съеме не жил. А мне тогда что?

Мы с супругом объяснили ей, что к чему, что ей достанется наша двушка.

Все это отойдет тебе. Мы уже все оформили, твой брат на квартиру нашу не претендует.

Выходит, что свое жилье у меня будет нескоро? А брат вообще на всем готовеньком живет? — кричала она.

Инна заявила, что срочно нуждается в жилье и ждать нашей смерти не намерена. С той стороны деньги дают и она хочет от нас что-то получить. В противном случае она не желает нас больше знать.

Муж разозлился, решив, что если она такая неблагодарная, то может вообще больше у нас не появляться. Лучше пусть забудет дорогу домой. Он не собирается платить за благосклонность дочки. Ведь столько ей всю жизнь помогали. Инна выскочила из квартиры разъяренная.

С тех пор она с нами не общается. А я переживаю. Ведь где мы могли ошибиться? Почему недоглядели? Ведь можно найти компромисс. А муж уперся и не желает ничего слышать.