— Бабушка, я тебе хочу подарить канарейку! — Подарок, который показал, кто есть кто в семье

24.07.2021 Выкл. Автор Tanya
— Бабушка, я тебе хочу подарить канарейку! — Подарок, который показал, кто есть кто в семье

Я стала вдовой достаточно рано, но одинокой себя назвать не могу, ведь у меня есть сын и внуки. Стас постоянно работает, а вот невестка лишь отсиживается дома. Я не упрекаю ее, но мне кажется, что сноха уже ему на шею залезла.

Мне не нравится манера общения невестки и внучки.

Ксения, моя внучка, — точная копия невестки. Она такая же привередливая и капризная. Ей всего 9 лет, но запросы у нее ого-го. А вот внук Макар — настоящее чудо. Он и трудолюбивый, и послушный, и старательный. Мне он напоминает моего Стаса в детстве.

Камилла прохлаждается на шоппинге, а муж пашет в две смены. Это нормально? За финансовое благополучие должны переживать оба супруга, не только мужчина, тем более дети уже взрослые. Мой сын не похож на счастливого семьянина, он уставший и измученный. Что меня, собственно, и не устраивает. Но я не вмешиваюсь — пусть сами разбираются.

В связи с годовщиной смерти мужа я позвала детей на ужин.

Когда я открыла дверь, я увидела внука и оторопела. Он держал огромную клетку с какой-то птицей.

— Бабушка, я тебе хочу подарить канарейку! — радостно заявил Макар.

За ним зашел Стас и две королевишны, явно без настроения.

— Ты говорила, что очень грустишь без дедушки, поэтому я решил купить тебе питомца. Обычно эти птицы очень дорогие, но мне дядя сделал скидку, — добавил внук.

— А почему он сделал тебе скидку? — переспросила я.

— У меня в копилке было только 6000. А клетка стоила в два раза дороже, продавец согласился мне за эту сумму отдать птицу вместе с клеткой.

— Но если бабушке не нужна канарейка, мы отнесем ее в магазин. Ты бы лучше за эти деньги себе машинку купил, — начала возмущаться невестка.

Тогда я точно решила, что птица остается у меня, понравится она мне или нет — неважно. Мне было очень приятно, что внук додумался до такого подарка, чтобы скрасить мое одиночество.

Я смотрела на внучку, абсолютно безразличную и черствую, и не понимала, как у одних родителей могут родиться совершенно разные дети. Неужели она настолько восторгалась своей матерью?

Я злилась на сына, что он позволил своей жене воспитать будущую содержанку. Ведь если она сейчас такая, чудо не произойдет. А если Стас перестанет хорошо зарабатывать? Дочка его из дома выгонит? Будет ли Макар потом содержать свою наглую маму?

Пока я размышляла о будущем, все крутились возле канарейки.

Сын пообещал мне купить книгу, чтобы я знала, как ухаживать за птицей. В этот же момент внучка сказала, что канарейки глупые, и пнула брата в ногу. Она будто не понимала, в чем суть такого подарка. Мол, лучше бы шоколадку или телефон бабушке купил. Она была не готова воспринимать добрые дела из-за своей врожденной меркантильности.

Невестка же сто раз меня спросила, не передумала ли я оставлять птицу. Ее, видимо, не устраивало, что сын потратил деньги на такую “ерунду”. После очередного вопроса я перевела взгляд на птицу, улыбнулась ей — а она запела. Это было настолько прекрасно, что даже дети замолчали.

— Конечно, я не отдам ее никому, — ответила я.

— А можно я тоже буду за ней ухаживать? — спросила внучка.

— Конечно!

Тогда я поняла, что Ксюша не такая безнадежная. Возможно, под моим влиянием детское сердце сможет оттаять.