Андрей пообещал всем обеспечить нашу дочь, но не сразу, а в шестнадцать лет

17.06.2021 Выкл. Автор Tanya
Андрей пообещал всем обеспечить нашу дочь, но не сразу, а в шестнадцать лет

Я действительно любила своего мужа, возможно, люблю до сих пор. На него обращали внимание все женщины, а он почему-то выбрал меня. За ним я чувствовала себя, как за каменной стеной, Андрей решал все вопросы легко, быстро и уверенно. С ним мало кто не соглашался, убеждать мой муж умел, и аргументы всегда приводил настолько веские, что возразить было нечего.

Соглашалась с ним и я, в мелочах и в серьезных вопросах. Единственное, что требовал от меня Андрей – абсолютного подчинения его планам и решениям. Он не говорил об этом прямо, но всегда добивался моих согласий темы самыми вескими аргументами.

Андрей очень ответственно относился к семье, зарабатывал более чем прилично, мой вклад в материальную составляющую был достаточно скромным. При этом Андрей никогда не был жадным, ни по отношению ко мне, ни по отношению к дочери. Если мы сразу не могли сделать покупку, он прикидывал, что можно сделать, и в итоге деньги находились, как из-под земли, ну, разве что с небольшим запозданием.

Свои решения он всегда объяснял, не требуя слепого подчинения. Когда я слышала его спокойный уверенный голос, я думала, что да, этот вариант я не просчитала, нужно было сразу посоветоваться с мужем…

Когда я вышла замуж, пришлось бросить тренажерный зал. Андрей тогда сказал, что не хочет, чтобы тренирующиеся мужики пялились на такую красивую женщину, как я, тем более, в современных спортивных одеждах, открывающим путь к самым смелым фантазиям. Он предложил мне заниматься вместе с ним спортивной ходьбой, и вскоре мы стали регулярно ходить в парке.

Андрей на дух не переносил девичники и посиделки с разговорами ни о чем. Он попросил меня не ходить на встречи с подругами только ради того, чтобы поболтать. Как довод, он сообщил, что всегда считал меня умной женщиной, которая не станет опускаться до перемывания косточек знакомых. Я согласилась с тем, что я умная, и пообещала появляться в компаниях только с ним. Для общения с подругами остались только социальные сети, в которых они меня зазывали на чашечку чая-кофе, а я под разными предлогами всегда отказывалась, чтобы не разочаровать мужа.

Самым неприятным был момент, когда Андрей вполне логично обосновал мое увольнение с работы после окончания декретного отпуска. Он тогда даже взял листок бумаги и изобразил в цифрах, абсолютных и относительных, насколько важнее быть дома, заниматься дочерью и хозяйством, чем каждый день просиживать в офисе. Я попыталась возразить, что мне нужно общаться с другими людьми, но опять наткнулась на железобетонное возражение Андрея: «Какие проблемы, скоро Настя пойдет в садик, там столько мамочек, у вас будут общие темы. Еще через годик можно будет посещать танцы – опять тебе новые знакомые, новый круг общения! Спортивные секции, художественная школа – води дочку и общайся с массой людей!» Возразить было нечего. Денег нам вполне хватало без моей зарплаты, взаперти меня муж держать вовсе не собирался…

Любя Андрея, я постоянно чувствовала его превосходство, и это начало постепенно угнетать. Со временем я вообще перестала иметь свое мнение, обо всем привыкла спрашивать у мужа, как он считает нужным сделать то, или это? Мама заметила это мое подавленное состояние, пробовала поговорить по душам, но я отмахивалась.

Неожиданно Андрей улетел в командировку. Когда я его провожала в аэропорту, уже после взлета, раздался звонок. Звонила одноклассница. Она сообщила мне адрес ресторана, заказанного для встречи выпускников, озвучила сумму, и добавила, что возражения не принимаются.

Я сказала, что перезвоню. Мама, узнав о встрече, даже руками всплеснула: «Ну наконец-то, за столько лет! Я буду с Настей вечером, если что, и спать ее уложу, а ты отдохни с одноклассниками, десять лет не виделись!»

В душе перекрестившись, я пошла на вечер. Все прошло великолепно, два одноклассника даже признались мне в том, что я им очень нравилась в школе, а один из них, уже без улыбки, сказал, что нравлюсь и сейчас. Никакого логического продолжения нашей беседы не было, мамино «если что» не входило в мои планы, и тому времени, когда дочка ложилась спать, я стояла на пороге квартиры.

Мама немного удивилась моему раннему возвращению, собралась, и уехала к себе. Уложив Настю, я еще долго сидела под впечатлением проведенного с друзьями вечера и жалела о том, что мы редко видимся.

Андрей приехал на следующий день. Я ему ничего не сказала об одноклассниках, но шило в мешке утаить не удалось. Мы ужинали, когда пришла СМС-ка от того самого моего школьного поклонника: «Спасибо за вчерашний вечер! Ты была великолепна!» Муж без труда прочитал крупный шрифт выскочившего сообщения на моем телефоне, лежащем на столе и потребовал объяснений. Я смешалась, и начала как-то неуверенно лепетать о юбилее выпуска и об одноклассниках. Чем больше я пыталась оправдаться, тем неубедительнее звучали мои слова.

Андрей вспылил:

— За столько лет я первый раз полетел в командировку, всего на два дня, и ты тут же успела сбегать налево! Как я могу тебе доверять после этого?!

Еще несколько дней и я, и мама пытались уговорить Андрея не рубить с плеча, но он был непреклонен:

— Ты обещала быть в компаниях только со мной! Ты меня обманула, и даже не поставила в известность. Мне безразлично, как ты там развлекалась. Ты не сдержала свое слово! Назови мне хоть один случай, когда слово не держал я?!

И опять аргументы Андрея били по мне прямой наводкой. Возразить было нечего.

Через неделю муж сообщил, что мы разводимся. Перед разводом он поставил мне очередное условие, и я вынуждена была согласиться.

Андрей пообещал всем обеспечить нашу дочь, но не сразу, а в шестнадцать лет. До этого он потребовал от меня не настраивать Настю против него, и, если дочка, став совершеннолетней, сохранит свою привязанность к отцу, то получит соответствующий материальный бонус.

Я понимала, что не смогу обеспечить Настю квартирой, машиной, оплатить учебу в престижном ВУЗе и т.д., а Андрей, если я выполню его требование, сдержит слово, и дочь сможет со временем иметь полную автономность и материальную независимость. В моих планах и не было настраивать дочь против отца, но теперь я вдвойне буду стараться, чтобы отношение Насти к Андрею было по-настоящему теплым. Мой муж одержал очередную победу надо мной…